Большая часть главныхъ рѣкъ Россіи беретъ начало со средне-русской возвышенности и очень недалеко другъ отъ друга. Здѣсь берутъ начало самыя большія рѣки Россіи и Европы: Волга, а также Днѣпръ, Донъ, Волховъ, Западная Двина и многія другія, направляющіяся отсюда на югъ, юго-востокъ, сѣверо-западъ и сѣверъ Россіи. Водораздѣлы между этими рѣками плоскіе, еще въ древности безпрепятственно по этимъ такъ называемымъ волокамъ перетаскивали лодки изъ одной рѣки въ другую. Теперь рѣки соединены каналами и черезъ все громадное пространство Россіи изъ Балтійскаго моря въ Каспійское и Черное, и изъ Каспійскаго въ Бѣлое можно свободно провозить товары на баркахъ. Волга, впадающая въ Каспійское море, соединена съ Сѣверною Двиною, впадающею въ Бѣлое море. Та же Волга соединена тремя системами каналовъ съ рѣками, впадающими въ Ладожское и Онежское озера, изъ которыхъ вытекаетъ Нева, впадающая въ Финскій заливъ. Наконецъ, рѣку Днѣпръ соединяютъ три системы каналовъ съ рѣками Вислою, Нѣманомъ и Западною Двиною, впадающими въ Балтійское море. Благодаря указанному расположенію названныхъ рѣкъ, поселившійся на средне-русской возвышенности русскій народъ могъ легко разселяться во всѣ стороны и упрочить свое вліяніе на Восточную Европу. Рѣки, служа дешевыми и лучшими путями сообщенія, могли содѣйствовать перевозкѣ товаровъ отъ береговъ одного моря къ другому, а это тогда, когда не было желѣзныхъ дорогъ и грунтовыя дороги были плохи, имѣло громадную важность. На центрально-русской возвышенности перекрещивались пути, ведшіе къ четыремъ морямъ, здѣсь и возникъ центръ лежащаго по этимъ рѣкамъ государства. Беря начало на равнинѣ, русскія рѣки имѣютъ русла пологія, плаванье по нимъ удобно, такъ какъ судамъ не нужно преодолѣвать быстраго теченія, и еще недавно ихъ тащили на себѣ противъ теченія люди такъ называемые бурлаки.

Характерною особенностью русскихъ рѣкъ являются ихъ сильныя половодья весною, происходящія отъ таянья снѣга. Рѣки превращаются у насъ весною въ широкіе водные потоки, затопляющіе свои долины, подмывающіе ихъ правые и наводняющіе лѣвые берега. Эти величественныя явленія весенняго разлива рѣкъ, который ежегодно весною повторяется, помимо своего значенія для судоходства и для сплава по мелкимъ рѣчкамъ лѣса, имѣютъ значеніе и для заселенія края. Русскій народъ, разселяясь по странѣ, избираетъ всегда правый берегъ рѣчныхъ долинъ, избѣгая опасныхъ, благодаря наводненіямъ, лѣвыхъ береговъ. До сихъ поръ наши рѣки слѣва окаймлены широкими луговыми пространствами, необитаемыми весною, когда ихъ заливаетъ водою, а лѣтомъ усѣянными продолговатыми озерами и болотами — остатками руслъ, покинутыхъ постоянно мѣняющими свое теченіе рѣками. Эти озера раскиданы среди луговъ, дающихъ чудные покосы.

Рѣки Россіи по своему направленію могутъ быть разбиты на два разряда. Рѣки, текущія на сѣверъ и сѣверо-западъ, и рѣки юга и юго-востока. Первыя все время текутъ въ области когда-то покрытой льдами и имѣющей подъ почвою ледниковый наносъ. Ледникъ, стаявши, оставилъ намъ нанесенные имъ пески, валуны и глины, нагроможденными въ большомъ безпорядкѣ. Поверхность покинутой имъ равнины потому бугриста, холмиста, покрыта впадинами и не имѣетъ хорошихъ стоковъ. Лишенныя стоковъ углубленія здѣсь наполнены водою и представляютъ великое множество большихъ и малыхъ озеръ, или, гдѣ пониженіе незначительно и грунтъ его состоитъ изъ водонепроницаемой глины, тамъ преобладаютъ болота. Здѣсь-то и берутъ начало главныя рѣки Россіи. Изъ болотъ сочится вода, давая начало ручьямъ, стремящимся въ озера. Изъ переполненныхъ озеръ воды въ видѣ рѣкъ большей величины стремятся въ озера болѣе крупныя и оттуда къ морямъ. Такъ, напримѣръ, рѣки Мста, Шелонь и Ловать текутъ въ озеро Ильмень, изъ котораго вытекаетъ Волховъ, направляющійся въ Ладожское озеро, изъ котораго, въ свою очередь, вытекаетъ Нева. Постоянно углубляя свои русла, воды рѣкъ часто спускаютъ озера, оставляя вмѣсто нихъ болотистыя днища. Такъ спущены здѣсь тысячи древнихъ озеръ. Проѣзжая въ области ледниковыхъ отложеній по рѣкѣ, мы постоянно наблюдаемъ, что долины ихъ то расширяются въ болотистыя низины, то суживаются, подходя къ берегамъ рѣки. Расширенныя мѣста долины и есть мѣста осушенныхъ озеръ. Многія рѣки, текущія въ Балтійское море, преграждены небольшими порогами, а нѣкоторыя, какъ, напримѣръ, Нарова, образуютъ даже небольшіе водопады. Всѣ эти рѣки, питаемыя болотами и озерами, очень богаты водою. Разъ мы выѣдемъ изъ области ледниковыхъ валунныхъ отложеній, мѣняется и характеръ рѣкъ. Рѣки, текущія на югъ и юго-востокъ Россіи, только въ верхнемъ теченіи лежатъ въ области валунныхъ отложеній, имѣютъ описанный характеръ, да и то только такія большія, какъ Днѣпръ и Волга. Остальныя питаются только ключами, берущими начало въ оврагахъ. Озеръ и большихъ болотъ междурѣчныхъ пространствъ здѣсь нѣтъ. Тѣмъ большее значеніе имѣютъ тающіе снѣга, воды которыхъ сбѣгаютъ по оврагамъ и балкамъ.

Южно-русскія рѣки имѣютъ наиболѣе сильные разливы и водополья весною и больше другихъ мелѣютъ осенью. Многія изъ нихъ пересыхаютъ совсѣмъ, другія покрываются песками и перекатами и перестаютъ быть судоходными. Рѣчныя долины этой части Россіи также отличаются многими характерными особенностями. Правый берегъ у нихъ обязательно почти всегда высокій, нерѣдко лѣсистый и изрытый многочисленными, часто глубокими оврагами. Многіе изъ нихъ углубляются и разрастаются и донынѣ. Съ высоты этого обыкновенно изрѣзаннаго оврагами берега открываются чудные широкіе виды на лѣвобережье. Подъ ногами красивой голубой лентой извивается рѣка на фонѣ зеленыхъ до глубокой осени луговъ; всюду на этихъ лугахъ разсѣяны озера, болота и длинные обрывки руслъ (старые Донцы, Воложки, Сторики и т. д.). Есть также изобилующія дичью озера. За заливными лугами, обыкновенно поднимаясь въ видѣ ступени или террасы, берегъ покрытъ песками, то сыпучими, негодными для хлѣбопашества, то еще заросшими сосновыми борами или березнякомъ, съ небольшими торфяными болотцами, съ природой болѣе сѣверной, чѣмъ лѣсъ правобережья. И, наконецъ, далеко на горизонтѣ виднѣется третій подъемъ, за которымъ развертывается широкая черноземная степь съ ложбинами и пологими балками. Это лѣвобережье, поднимающееся ступенями, и высокій правый берегъ очень характерны для питающихся, главнымъ образомъ, ключами рѣкъ южной половины Россіи, и только немногія изъ нихъ имѣютъ долины иного строенія.

Рѣки, текущія въ Россіи на. сѣверъ, можно раздѣлить на рѣки Ледовитаго и Бѣлаго морей и рѣки Балтійскаго моря. Къ первымъ относятся: Кара, Печора, Мезень, Сѣверная Двина и Онега. Ко вторымъ — Висла, Нѣманъ, Западная Двина, Нарова, вытекающая изъ Чудскаго озера, и Нева, вытекающая изъ Ладожскаго озера, въ которое впадаетъ много рѣкъ. Наибольшія — Волховъ — изъ озера Ильменя и Свирь — изъ Онежскаго озера. Рѣки, текущія на югъ, дѣлятся на рѣки Чернаго и Каспійскаго морей. Въ Черное море впадаютъ Прутъ, Днѣстръ, Днѣпръ (2000 верстъ) съ притоками Припетью, Березиною — справа и Десною съ Сеймомъ, Сулою, Ворсклою и Пселомъ — слѣва, Донъ съ притоками Донцомъ, Хопромъ, Воронежемъ, Медвѣдицею и Манычемъ.

Въ Каспийское море впадаютъ Уралъ и Волга (3180 в.). Волга береть начало въ Тверской губерніи, близъ села Волговерховья, и до впаденія въ нее Оки (1380 в.) сохраняетъ характеръ рѣки ледниковыхъ отложеній. Она протекаетъ черезъ многія спущенныя или еще не спущенныя озера, какъ, напримѣръ, Селигеръ или Селижаровское, Малый Верхитъ, Стержъ, Овселугъ, Волго, ея главные притоки здѣсь: слѣва — Тверда, Молога, Шексна, Кострома, Унжа, справа — Вазуза. У Нижняго-Новгорода въ нее впадаетъ рѣка Ока. Отъ Твери Волга уже судоходна, съ Рыбинска по ней ходятъ крупные пароходы, которые смѣняются еще большими у Нижняго-Новгорода. Ока, подобно большинству рѣкъ южной части Россіи, питается ключами. Она беретъ начало въ Орловской губерніи. Отъ Орла она становится судоходной. Изъ притоковъ ея извѣстны Унжа и Мокша, Москва и Клязьма.

Послѣ Оки Волга принимаетъ съ юга Суру и Свіягу, а съ сѣвера — Керженецъ, Ветлугу и самый большой изъ своихъ притоковъ — Каму, громадную рѣку въ 1685 верстъ длиною, которая долгое время не смѣшиваетъ своихъ чистыхъ водъ съ мутными коричневатыми водами Волги. Около Казани Волга измѣняетъ свое направленіе, и вмѣсто того, чтобы течь на востокъ, течетъ на югъ. Эта средняя Волга и была извѣстна въ древности подъ именемъ Ра и Итиль. У Жигулей Волга внезапно отклоняется влѣво. Здѣсь берега ея особенно живописны; Волга здѣсь образуетъ изгибъ, извѣстный подъ названіемъ Самарской Луки. Тутъ и лѣвые берега Волги высоки. Волга протекаетъ черезъ родъ невысокаго ущелья, такъ называемыя Самарскія ворота. Послѣ Самарской Луки Волга не принимаетъ значительныхъ притоковъ, если не считать такія рѣчонки, какъ Сарпа, Иргизъ, Ерусланъ. Ниже Царицына Волга отклоняется къ юго-востоку. Ея высокій правый берегъ, составлявшій нѣкогда берегъ сѣверной бухты Арало-Каспійскаго моря, отходитъ къ западу, образуя уступъ возвышенности Ергени. У подножія ихъ лежитъ низина и соленыя озера Сарпинскія; сама же Волга роетъ себѣ долину въ новѣйшихъ Арало-Каспійскихъ слояхъ. Правый берегъ этой третьей части теченія Волги остается все-таки возвышеннымъ, но не столь высокимъ, какъ въ среднемъ теченіи, лѣвый же берегъ здѣсь низменный; по его необъятнымъ лугамъ Волга начинаетъ разбѣгаться рукавами или протоками. Сперва она отдѣляетъ протокъ Ахтубу, затѣмъ выше Астрахани — Бузанъ, дальше множество другихъ, изъ коихъ наиболѣе замѣчательный — Бахте-миръ. При впаденіи въ Каспійское море Волга образуетъ массу низменныхъ заросшихъ камышомъ острововъ съ заводями, въ которыхъ растутъ рѣдкія южныя растенія, между прочимъ, знаменитый индѣйскій лотосъ, извѣстный у жителей подъ именемъ чабакъ. Но протоки этой дельты здѣсь мелки и узки и потому въ Волгу не могутъ входить большіе пароходы, плавающіе по Каспійскому морю. Они останавливаются въ морѣ у пристани такъ называемой «9 футъ».

Кама, самый главный притокъ Волги, обязана своею многоводностью притокамъ, стекающимъ съ Уральскихъ горъ: Чусовой и Бѣлой съ Уфою. Сама она беретъ начало съ Сѣверныхъ Уваловъ. Изъ притоковъ, берущихъ начало оттуда же надо назвать Вятку.

Бассейнъ Волги (1.232.000 кв. вер.) равенъ одной четвертой части Евр. Россіи и охватываетъ 23 губерніи съ населеніемъ въ 33.000.000. На ней лежатъ 39 губернскихъ и уѣздныхъ городовъ и болѣе тысячи деревень. Она судоходна около 200 дней въ году. Ея разливы громадны и достигаютъ 45 верстъ ширины. Уже около Сызрани, гдѣ черезъ нее переброшенъ желѣзнодорожный

Волга. Жигулевские горы

мостъ, Волга немного уже 1 1/2 верстъ. Въ длину Волга протекаетъ 12° широты, и, начинаясь въ лѣсной и прохладной полосѣ Россіи, протекаетъ черезъ ея плодородныя черноземныя степи въ область Прикаспійскихъ пустынь. Волга, связанная каналами съ системою Невы и Сѣверной Двины, соединяетъ въ качествѣ воднаго пути крайній сѣверъ и западъ Россіи съ ея крайнимъ юго-востокомъ. Кама соединяетъ ее съ уральскими странами и Сибирью и, если будетъ выполненъ когда-либо проектъ соединенія Волги съ Дономъ, изъ нея будетъ выходъ и въ Черное море. Но и теперь по этому пути обмѣниваются товарами всѣ концы Россіи. Въ 1890 году по Волгѣ прошло 37.000 судовъ и 74.146 колесныхъ пароходовъ съ товарами, на сумму свыше 100.000.000 рублей. Хлѣбъ, лѣсъ, мануфактурные товары, руда Урала, пушной товаръ Сибири, чай и шелки Китая, хлопокъ Туркестана, издѣлія Западной Европы и произведенія Кавказа и далекой Персіи, — все движется на безконечныхъ вереницахъ баржъ, бѣлянъ и расшивъ подъ предводительствомъ пароходовъ, свистки которыхъ постоянно оживляютъ эту большую дорогу русской равнины. Милліоны народа находятъ себѣ пропитаніе на этой дорогѣ, въ низовьяхъ которой ловится еще масса рыбы, приходящей сюда изъ Каспійскаго моря. Не даромъ русскій народъ зоветъ Волгу своей матушкой и кормилицей. Самый обликъ жителей ея береговъ иной, чѣмъ въ сосѣднихъ уѣздахъ тѣхъ же губерній, по которымъ протекаетъ Волга. Это. удалой, предпріимчивый народъ, называющій себя волгарями. Нельзя не пожалѣть, только, что они плохо берегутъ свою кормилицу: лѣсоистребленіе дѣлаетъ спады водъ лѣтомъ все сильнѣе. Больше и больше становится на рѣкѣ мелей и перекатовъ, мѣшающихъ судоходству, а нагруженныя нефтью суда, разливая послѣднюю по теченію рѣки, покрываютъ ея воду жирными пятнами этой вонючей жидкости; нефть, попадая въ плёса и заводи, гдѣ плодится молодая рыбешка, губитъ милліардами особей молодое поколѣніе рыбъ и грозитъ полнымъ вымираніемъ даже ракамъ. Другія рѣки Россіи имѣютъ меньшее значеніе, чѣмъ Волга. Днѣпръ прегражденъ въ лучшей части своей порогами; потому пароходы въ верхней половинѣ его теченія ходятъ только до Екатеринослава, а въ нижней съ Херсона. Значеніе другихъ рѣкъ, какъ Урала, Дона и Днѣстра будутъ указаны при разсмотрѣніи орошаемыхъ ими областей. Ни одна, изъ нихъ не охватываетъ своими притоками такой обширной области, какъ Волга. Однѣ, какъ Донъ, сильно мелѣютъ лѣтомъ и неудобны для движенія глубоко сидящихъ судовъ, теченіе другихъ слишкомъ быстро. Уралъ славится рыбными ловлями въ его устьяхъ.

 

IV. О климатѣ Европейской Россіи.

Самымъ могущественнымъ дѣятелемъ, опредѣляющимъ обликъ страны, особенности ея почвъ, формъ поверхности, растеній, животныхъ и образа жизни человѣка, бываетъ климатъ. Своему климату и русская равнина обязана большинствомъ особенностей. Европейская Россія лежитъ большею частью въ умѣренномъ поясѣ и обладаетъ климатомъ континентальнымъ, т.-е. зима ея холодна, а лѣто жаркое. Такъ какъ ея сѣверныя части находятся подъ большимъ вліяніемъ моря, чѣмъ южныя, то, несмотря на громадныя ея протяженія, разница въ климатѣ ея сѣверныхъ и южныхъ частей невелика, что особенно чувствуется зимою. Въ Архангельскѣ зимою не холоднѣе, чѣмъ въ Оренбургѣ, и снѣжный саванъ одѣваетъ зимою какъ тундры крайняго сѣвера, такъ и степи жаркаго юга. Какъ всякая страна съ континентальнымъ климатомъ, Россія обладаетъ суровыми зимами и теплымъ, мѣстами даже жаркимъ, лѣтомъ. Эта континентальность становится тѣмъ больше, чѣмъ далѣе мы поѣдемъ на востокъ и не только зима, но и средняя температура года въ Россіи становится холоднѣе не только при движеніи съ юга на сѣверъ, но и съ запада на востокъ.

Больше того, при движеніи на одно и то же число верстъ на востокъ станетъ холоднѣе, чѣмъ если бы мы переѣхали на то же число верстъ на сѣверъ. Потому самою холодною мѣстностью Россіи будетъ ея сѣверо-востокъ, самымъ же мягкимъ климатомъ обладаютъ губерніи Польши. На востокѣ Россіи разница въ температурѣ лѣта и зимы доходитъ до 37°. Континентальность климата Европейской Россіи рѣзко отличаетъ ее отъ Западной Европы, которая не знаетъ ни такихъ сильныхъ зимнихъ морозовъ, какъ Россія, ни такой лѣтней жары. Въ юго-западной Россіи зимою такъ же холодно, какъ въ сѣверо-восточной Германіи и южной Швеціи, лежащей много сѣвернѣе, въ средней Россіи такъ же холодно, какъ въ сѣверной Швеціи, а въ сѣверо-восточной Россіи тогда царствуетъ такой холодъ, какого не знаютъ въ самыхъ сѣверныхъ мѣстахъ Европы. Обратное наблюдается лѣтомъ. Тогда на сѣверѣ Россіи такъ же тепло, какъ въ Англіи, въ средней Россіи лѣто такое же, какъ во Франціи, а на югѣ — какъ въ сѣверной Италіи.

Эта континентальность климата наложила свою печать на природу и жителей. Въ противоположность западу Европы на равнинѣ Европейской Россіи, если не считать хвойныхъ деревьевъ, не растетъ ни одного вѣчно-зеленаго дерева или кустарника — всѣ онѣ отъ сѣвера до юга сбрасываютъ свои листья на зиму и одѣваются ими весною. Въ Россіи не могутъ расти деревья, боящіяся сильныхъ морозовъ или для развитія своего требующія длинной осени. Кромѣ крайнихъ западныхъ окраинъ, здѣсь не растетъ ни буковъ, ни сладкихъ каштановъ, столь обычныхъ на западѣ, и вѣчно-зеленый плющъ не украшаетъ, какъ въ Западной Европѣ, стѣнъ домовъ и стволовъ деревьевъ. Зато жаркое лѣто позволяетъ у насъ разводить сравнительно далеко на сѣверѣ такія растенія, какъ арбузы и дыни. Они не вызрѣваютъ подъ соотвѣтствующими широтами на западѣ Европы. Эта же континентальность климата сказывается и на животномъ мірѣ и человѣкѣ. Многія животныя повергаются въ зимнюю спячку, многія птицы, не перенося мороза, улетаютъ въ теплыя страны. Въ Западной Европѣ человѣкъ не мѣняетъ никогда такъ часто одежды и не измѣняетъ такъ способовъ передвиженія, какъ въ Россіи и въ сосѣдней съ нею Швеціи. Когда снѣжный саванъ одѣваетъ поверхность нашего ' отечества, колесные экипажи смѣняются санями, народъ надѣваетъ шубы и рукавицы, жилье усиленно топится. На сѣверѣ у насъ морозы доходятъ до 40°, а изрѣдка такіе морозы случаются въ Курскѣ и Харьковѣ. Въ средней Россіи морозы въ 30° не рѣдкость и они наблюдаются вплоть до береговъ Чернаго моря и Каспійскаго; при такихъ морозахъ люди нерѣдко отмораживаютъ себѣ руки, ноги, уши. Всего этого не знаетъ большинство народовъ Европы. Не знаютъ они и переходовъ къ нашему жаркому лѣту съ жарою въ 30°, а на югѣ и 40° въ тѣни, когда люди работаютъ въ полѣ въ одной рубахѣ, разстегивая и у ней ея воротъ, когда шапку смѣняетъ картузъ, сани — телѣга. Русскій человѣкъ не носитъ на тѣлѣ фуфаекъ, съ которыми не разстается большинство жителей Европы, носящихъ и лѣтомъ и зимою приблизительно ту же одежду, пользующихся тѣми же экипажами и очень мало топящихъ свои жилища. На сѣверѣ Россіи температура самаго холоднаго ея мѣсяца —20°, на югѣ она +40°. На сѣверѣ средняя температура самаго жаркаго мѣсяца +12°, на югѣ +25°. Даже самый характеръ русскаго народа опредѣляется ея климатомъ. Холодная долгая зима еще недавно обрекала наше крестьянство на бездѣятельную жизнь въ полутемной избѣ съ жарко натопленной печью. На воздухѣ, дѣлая долгіе переѣзды, онъ долженъ былъ сносить морозъ. Время было нипочемъ и недѣлями ждалъ онъ пути въ заносахъ. Когда же наступало лѣто, нужно было въ короткое время исполнить всѣ необходимыя работы. Бѣлыя ночи сѣвера не, оставляли времени для сна, и день и ночь продолжалась горячая, спѣшная, безустанная работа. Въ противоположность методичному нѣмцу и систематичному англичанину, привыкшему работать непрерывно, не слишкомъ утомляя себя, но и не прерывая работу, русскій или работаетъ запоемъ, не зная отдыха, или гуляетъ больше и дольше, чѣмъ оно принято и нужно для отдыха. Въ его характерѣ какая-то смѣсь мягкости и суровой грубости, онъ привыкъ терпѣть и преодолѣвать затрудненія не столько натискомъ, проявленіемъ силы и энергіи, сколько выносливостью и терпѣніемъ, доходящимъ до тупости. У него нѣтъ активныхъ добродѣтелей, умѣнья добиваться опредѣленно поставленной цѣли. Какъ климатъ нашъ есть климатъ крайностей, такъ и характеръ жителей любитъ эти послѣднія. Отъ тяжелой трудовой жизни русскій человѣкъ переходитъ къ разгулу, его удовольствія —это сильныя ощущенія: качели, быстрая ѣзда на лошади, переходъ отъ жаркой температуры паровой бани къ холоду снѣга, въ которомъ въ старину любили кататься распарившіеся докрасна люди, и т. п.

Если по своей континентальности сѣверъ и югъ нашего отечества представляютъ мало отличія, то этого нельзя сказать про другую сторону его климата — про его влажность и дожди. Главную массу воды приносятъ въ Россію вѣтры, дующіе съ Атлантическаго океана, вѣтры западные и особенно юго-западные. Эти вѣтры преобладаютъ въ сѣверо-западной половинѣ нашего отечества и приносятъ сюда, какъ и въ Западной Европѣ, дожди во всѣ времена года. Наиболѣе обильны влагою они, однакоже, лѣтомъ. Лѣто здѣсь менѣе жарко, чѣмъ на юго-востокѣ, вода испаряется не сильно, потому поля здѣсь рѣдко страдаютъ отъ засухи и преобладаютъ лѣса и болота. Если мы проведемъ линію черезъ города Кишиневъ, Харьковъ и Уфу, то къ юго-востоку отъ этой условной линіи юго-западные вѣтры будутъ дуть все рѣже и рѣже. На смѣну имъ чаще будутъ дуть вѣтры восточные и сѣверо-восточные, сухіе и бездождные. Они выжигаютъ степи, вызываютъ частые засухи и неурожаи. На юго-востокѣ Россіи, гдѣ они становятся преобладающими, выпадаетъ уже очень мало дождя. Лѣто здѣсь очень жаркое, и немногіе дожди, выпадающіе лѣтомъ, увлажняютъ почву далеко недостаточно. Потому къ юго-востоку отъ указанной линіи господство лѣса смѣняется господствомъ степи, а степь, въ свою очередь, смѣняется на крайнемъ юго-востокѣ солоноватыми, покрытыми сѣдою низкою полынью, полупустынями. Вмѣсто болотъ все чаще и чаще попадаются солонцы, а человѣкъ, селившійся на сѣверѣ и сѣверо-западѣ въ разбросъ маленькими деревнями и хуторами, здѣсь предпочитаетъ селиться громадными селами, вытянутыми по берегамъ рѣкъ.

На западѣ Россіи выпадаетъ дождя въ три раза больше, чѣмъ на ея юго-востокѣ (на сѣверо-западѣ 500 — 600 мм., на юго-востокѣ 200 мм.). Зимою по всей русской равнинѣ вмѣсто дождя выпадаетъ снѣгъ, при чемъ, если снѣгопадъ сопровождается вѣтромъ, поднимается вьюга и метель или, какъ его называютъ на востокѣ, буранъ. Нигдѣ въ свѣтѣ снѣгъ не образуетъ зимою та-кого громаднаго непрерывнаго покрова, какъ въ Россіи. Онъ имѣетъ для нашего отечества громадное значеніе, защищая отъ морозовъ посѣвы и давая при таяніи питаніе для нашихъ рѣкъ и озеръ. Какъ важно значеніе этого покрова для почвы, видно изъ того, что когда на поверхности снѣга наблюдался морозъ въ —30°, подъ его покровомъ термометръ показывалъ только —3°. Только тамъ гдѣ естъ глубокій снѣжный покровъ, въ лѣсахъ растутъ вѣчно зеленые ягодники въ родѣ брусники, такой же вѣчно зеленый верескъ и не вымерзаютъ корни болѣе нѣжныхъ растеній.

Русскій климатъ, несмотря на всѣ его отличія отъ климата Западной Европы, имѣетъ съ нимъ и много общихъ чертъ. Главныя изъ нихъ — это его необыкновенная перемѣнчивость и неустойчивость погоды, зависящія отъ постояннаго измѣненія въ направленіи вѣтровъ. Это происходитъ оттого, что надъ Россіею постоянно проносятся циклоны или круговые вихреобразные вѣтры. Такой вѣтровой вихрь захватываетъ иногда область въ нѣсколько тысячъ квадратныхъ верстъ. Центръ такого громаднаго вихря, къ которому со всѣхъ сторонъ по направленію, обратному движенію часовой стрѣлки, стремятся вѣтры, самъ несется поперекъ Россіи съ юга-запада на сѣверо-востокъ. Если онъ проносится, напримѣръ, къ сѣверу отъ нашего селенія или города, то при приближеніи его къ намъ будутъ дуть юго-восточные, потомъ южные и затѣмъ юго-западные вѣтры. Эти вѣтры несутся съ океана, согрѣтаго теплымъ теченіемъ, и даютъ намъ дождь и ненастье, а зимою — оттепель. Когда центръ циклона минуетъ, ему вслѣдъ будутъ дуть вѣтры сѣверо-западные изъ болѣе холодныхъ странъ, погода прояснится. Если долгое время нѣтъ циклоновъ, то зимою дуютъ постоянно холодные вѣтры изъ Сибири; они приносятъ намъ сухость и холодъ. Тогда-то и наблюдаются у насъ самые сильные морозы при ясномъ небѣ и сухомъ воздухѣ. Лѣтомъ въ такихъ случаяхъ дуютъ холодные вѣтры съ сѣверо-запада. Чѣмъ чаще проносятся надъ нами циклоны, тѣмъ ненастнѣе у насъ погода, тѣмъ теплѣе она въ зимнее время года, такъ какъ большая часть циклоновъ проносится надъ сѣверо-западной Россіей, тамъ болѣе всего западныхъ вѣтровъ и дождей. Перемѣнчивость погоды въ Россіи сильно отражается на ея урожаяхъ. Мы не можемъ знать заранѣе, какъ, напримѣръ, въ Китаѣ, достаточно ли въ данный годъ будетъ дождей и могутъ ли они обезпечить трудъ, затраченный земледѣльцемъ.

Изъ всѣхъ областей Европейской Россіи болѣе всего отъ описанныхъ чертъ климата отличается южный берегъ Крыма. Защищенный горами отъ холодныхъ сѣверныхъ вѣтровъ онъ имѣетъ болѣе теплую зиму. Дождей здѣсь падаетъ всего болѣе зимою. Этимъ и многими другими чертами онъ уже напоминаетъ страны южной Европы (подробнѣе смотри статью о Крымѣ). Климатъ Западной Сибири много суровѣе и континентальнѣе, чѣмъ въ Европейской Россіи. Особенно люты здѣсь зимы, мало бываетъ оттепелей. Лѣто теплое, но короткое. Еще болѣе отличенъ отъ нашего климатъ Восточной Сибири и Кавказа, о климатѣ этихъ странъ говорится въ соотвѣтствующихъ главахъ.

 

V. Тайга и тундра сѣвера.

Весь сѣверъ Европейской Россіи, все то ея пространство, которое усѣяно валунами, принесенными ледникомъ изъ Скандинавіи, было въ старину покрыто дремучими лѣсами, лѣсами по преимуществу хвойными. Они составляли часть того пояса тайги, который въ умѣренномъ поясѣ, окружая полярныя страны, тянется широкой полосой черезъ сѣверъ Европы, Азіи и Сѣверной Америки. Южная часть этого пояса дремучихъ лѣсовъ теперь сильно измѣнена человѣкомъ, онъ уничтожилъ и сжегъ большую часть лѣсного пространства. Пашни и луга господствуютъ на мѣстахъ бывшаго лѣса, но и здѣсь обрывками и островками виднѣются еще остатки этихъ лѣсовъ. Поѣдете ли вы изъ Москвы по желѣзной дорогѣ въ Нижній, въ Тулу, въ Петербургъ или въ Смоленскъ, вы всюду будете видѣть лѣсъ изъ оконъ вагона, и чѣмъ далѣе на сѣверъ будете вы ѣхать, тѣмъ болѣе сплоченный характеръ будетъ принимать эта тайга, такъ что въ нашихъ сѣверныхъ губерніяхъ, Архангельской и Вологодской, она и теперь еще покрываетъ большую часть страны.

Это царство лѣса, среди котораго росла и воспитывалась значительная часть русскаго народа, въ различныхъ частяхъ Россіи носило различный обликъ; наиболѣе таежный характеръ носятъ эти лѣса на самомъ сѣверѣ, въ Финляндіи, въ Архангельской, Олонецкой и Вологодской губерніяхъ. Здѣсь въ лѣсахъ господствуютъ чисто хвойныя породы деревьевъ. На западѣ сосна и ель европейская или обыкновенная; на востокѣ, по мѣрѣ приближенія къ Уралу, разнообразіе хвойныхъ становится больше, присоединяются сибирская пихта, лиственница и у самаго Урала сибирскій кедръ, дающій извѣстные всѣмъ кедровые орѣшки. Кромѣ того, ель европейская смѣняется сходною съ нею, но болѣе тощею сибирскою елью. Изъ лиственныхъ деревьевъ въ этой настоящей таежной полосѣ встрѣчаются только береза и осина, рябина, ольха, да по берегамъ рѣкъ разныя породы ивъ, а на востокѣ тополь. Несмотря на однообразіе состава деревьевъ, эта область тайги далеко не однородна и путешествующій по ней будетъ встрѣчать самыя различныя картины. «Пространства между рѣками, заросшія густымъ лѣсомъ,—говоритъ знатокъ нашего сѣвера Максимовъ, — зовутъ въ Архангельской губерніи тайболою, а ихъ опушки раменью; чистый сосновый лѣсъ, разросшійся на песчаной почвѣ — боромъ». Только въ такихъ борахъ сосны имѣютъ здоровый стволъ и стройный видъ. Такой боръ зовется кондовымъ и въ нихъ любятъ селиться тетерева. Боры тянутся на цѣлыя сотни верстъ, разнообразясь перелѣсками; полянами и низинками, заросшими елями, среди послѣднихъ гнѣздятся бѣлки. Тайбола съ кривыми густо другъ подлѣ друга растущими деревьями и чистые боры пересѣкаются рѣками, заливные луга которыхъ зовутся «у р е м о ю». На уремѣ, помимо луговыхъ травъ, растутъ березнякъ и ивнякъ съ осиною. Пятнами и островами разбросаны среди тайги болота, поросшія торфяными мхами съ клюквою, морошкою и другими ягодами, съ разными осоками и пушицею. Среди нихъ попадаются острова низкорослыхъ деревьевъ, такъ называемые колки, при чемъ сосна имѣетъ здѣсь жалкій, чахлый ростъ (карандашникъ). Островки лиственныхъ деревьевъ на сухомъ мѣстѣ зовутъ здѣсь рощами. Въ колкахъ и рощахъ любятъ селиться волки, бурундуки и россомахи. Въ тайболѣ выдѣляются участки, особенно мрачные и дикіе, такъ называемыя уймы. Въ нихъ гнѣздилище лѣсной дичи. Тутъ еще можно встрѣтить горностая, лисицу и куницу. Среди лѣсовъ здѣсь и тамъ раскинуты тянущіеся на громадныя пространства порубки и пожарища. Они зарастаютъ сперва малиною и высокими розовыми цвѣтами кипрея, позже березнякомъ и осинникомъ, образуя такъ называемыя дебри. На границѣ этихъ дебрей и настоящаго лѣса ютятся рябчики. Но самыми дикими трущобами здѣшняго лѣсного царства, по словамъ Максимова, являются такъ называемыя сюземы. Это буреломъ, густо заросшій непроходимой чащей хвойныхъ, ихъ почти недоступный центръ зовется калтусомъ. Въ нихъ слышится только крикъ да стукъ дятла. Здѣсь устраиваетъ свою берлогу медвѣдь, живетъ большерогій лось. Вообще тайга до сихъ поръ очень богата животными, несмотря на безпощадное истребленіе ихъ человѣкомъ. Медвѣди, волки, лисицы, рысь, соболь, хорекъ, ласка, горностай, барсукъ, олени, лоси, бѣлки, зайцы, равно какъ тетерева, глухари, рябчики и т. п. лѣсная дичь еще водится здѣсь въ изобиліи; по озерамъ и болотамъ тайги гнѣздятся утки, нырки, гуси, лебеди, бекасы и вальдшнепы.

Сѣверная тайга, какъ сказано, можетъ быть раздѣлена на двѣ области: уральскую, съ присутствіемъ сибирскихъ породъ деревьевъ, и западную. Уральская или восточная сохраняетъ свой характеръ далеко на югъ въ Пермской и Вятской губерніяхъ вплоть до сѣверной части Казанской и Нижегородской. Западная постепенно на югѣ принимаетъ переходный характеръ, какой мы видимъ въ Прибалтійской и Озерной области и далѣе къ югу до границы степей. Эта область поражаетъ изобиліемъ озеръ и болотъ, которыя усѣиваютъ холмистую поверхность пространства, изобилующую валунами. Здѣсь къ хвойному лѣсу примѣшиваются уже кое-какія широколистныя листопадныя породы: липа, дубъ, рѣже кленъ. Здѣсь всюду кидаются въ глаза зарастающія озера. Ихъ постепенно затягиваетъ коверъ изъ травъ и мховъ, особенно изъ торфяного мха. Сперва такой мохъ растетъ по берегу озера, образуя кайму. Затѣмъ такая каемка становится все шире и шире. Нарастая верхнимъ своимъ концомъ, растеньице мха впитываетъ какъ свѣтильня воду, поднимаетъ ее изъ озера. Нижняя, погруженная въ воду часть стебелька умираетъ, но не разлагается, а превращается въ такъ называемый торфъ — пористое бурое вещество, постепенно наполняющее озеро настолько, что по окраинамъ его можно бываетъ ходить безопасно. На мхѣ тогда вырастаютъ низкорослыя сосны, багульникъ, голубика, клюква и т. п. растенія. Но чѣмъ дальше отъ берега, тѣмъ тоньше эта растительная корочка; она колышется подъ ногами и эта, такъ называемая трясина, бываетъ часто настолько непрочна, что человѣкъ или лошадь могутъ провалиться въ скрытыя подъ мхомъ воды озера. И теперь часто, разрабатывая на топливо старые торфянники, находятъ въ нихъ остатки людей въ рыцарскихъ доспѣхахъ прежнихъ временъ и другія погибшія въ трясинахъ много вѣковъ тому назадъ существа. Часто средина озера не зарастаетъ: она покрыта красивыми плавающими растеніями-цвѣтами, по ней плаваютъ болотныя птицы, но горе тому человѣку, который вздумаетъ подойти къ такой «чарусѣ». Онъ неминуемо провалится въ трясину. Эта южная половина западно-таежной области сохранила множество еще незаросшихъ большихъ и малыхъ озеръ. Они придаютъ большую красоту мѣстности. Здѣсь, какъ и въ Финляндіи, среди однообразнаго бора постоянно попадаются большія открытыя пространства водъ, отражающихъ холмистые берега. На нихъ возвышаются ели и сосны или веселыя группы березокъ и ивъ. Вода озеръ изобилуютъ рыбою. Около нихъ есть большія ровныя пространства луговъ. Вода озеръ спускается и осушенное дно съ плодороднымъ иломъ зарастаетъ травами.

Такія луговины удобны для земледѣлія и привлекли сюда первыхъ поселенцевъ-земледѣльцевъ.

Къ югу отъ рѣки Оки начинается полное преобладаніе лиственныхъ лесовъ и появляется степь сперва островками, а потомъ она захватываетъ къ югу все больше и больше мѣста. Напротивъ, въ западной половинѣ Россіи, благодаря болѣе влажному климату и песчанистой почвѣ лѣсъ съ обликомъ тайги тянется гораздо дальше на югъ, какъ то видно на картѣ. Но эта тайга западной Pоссии какъ и въ переходной Озерной полосѣ, уже мало сохранилась. Населеніе здѣсь сильно увеличилось и большая часть лѣса вырублена. Въ то время какъ на сѣверѣ тайга занимала 50% всей поверхности, здѣсь она колеблется отъ 12—20%. На ряду съ хвойными породами встрѣчаются и лиственныя. Въ Польшѣ и смежныхъ съ нею Прибалтійскихъ губерніяхъ и губерніяхъ Литовскихъ попадаются породы, несвойственныя другимъ частямъ Россіи, а только Западной Европѣ, таковы: букъ, европейская пихта, европейская лиственница и тиссъ, называемый также негноемъ или краснымъ деревомъ. Въ Гродненской губерніи, въ такъ называемой Бѣловѣжской пущѣ, сохранилось крупное животное, похожее на быка — зубръ. Зубры уничтожены теперь повсюду и сохранились только здѣсь, да на западномъ склонѣ Кавказскихъ горъ, гдѣ они попадаются, впрочемъ, очень рѣдко. Дальше всего на югъ сплошные лѣса спускаются въ области верхнихъ притоковъ Днѣпра, въ такъ называемомъ Полѣсьѣ. Полѣсье вдается клиномъ въ степь и занимаетъ площадь болѣе восьми милліоновъ десятинъ и расположено преимущественно въ губерніяхъ: Минской, Гродненской, Волынской, отчасти Могилевской, Кіевской и Черниговской. Это низменная равнина, нѣсколько вогнутая внутри и занятая, большею частью, рѣкою Припетью и ея притоками. Благодаря громаднымъ болотамъ Полѣсье мало населено, здѣсь еще много невырубленнаго лѣса, и онъ одинъ покрываетъ 40% площади. Но лѣса здѣсь уже смѣшанные. Къ хвойнымъ примѣшано много березы, дуба, липы, и хотя преобладающимъ деревомъ будетъ все-таки сосна, много можжевельника, пихты и тисса. Болота Полѣсья громадны, но характеръ ихъ другой, чѣмъ на сѣверѣ. Они занимаютъ по тысячамъ квадратныхъ верстъ, весною затопляются водою. Селенія, расположенныя на возвышенныхъ бугоркахъ, по нѣскольку мѣсяцевъ не сообщаются другъ съ другомъ. Многія изъ болотъ имѣютъ до 100 верстъ длины. Здѣсь болота не столько моховыя, сколько травяныя и тростниковыя. Особый сортъ представляютъ такъ называемыя г а ч и съ кочковатою поверхностью, поросшія густыми травами и кустарниками ивъ. Заболоченность Полѣсья происходитъ оттого, что вода верховьевъ рѣкъ, текущихъ по Полѣсью, замедляетъ свое теченіе и здѣсь выходитъ изъ береговъ. Онѣ въ верховьяхъ вскрываются ранѣе и затопляютъ еще замерзшую низину. И здѣсь сохранилось еще много рѣдкихъ растеній, напримѣръ, кавказская азалія, а изъ животныхъ — бобръ.

Почва лѣсной половины Россіи не отличается плодородіемъ. Пески, валуны и глины, нанесенные ледникомъ, не содержатъ много питательныхъ солей. Частые дожди вымываютъ и то немногое, что есть, и значительныя пространства покрыты здѣсь такъ называемымъ подзоломъ, или бѣлоземомъ, совершенно бѣлымъ порошкомъ состоящимъ изъ тончайшаго кремневаго песка. Примѣсь подзола находится во всѣхъ сѣверныхъ почвахъ. Вымытыя изъ почвы соли уносятся въ рѣки, остается только желѣзо, которое скопляется въ видѣ ржавчины на нѣкоторой глубинѣ. Эта ржавчина склеиваетъ песчинки, превращая ихъ въ твердый красно-бурый песчаникъ. Его зовутъ ортштейномъ. Пласты его, образуясь подъ почвою, не пропускаютъ воду и содѣйствуютъ образованію болотъ. Рядомъ съ подзоломъ въ лѣсной полосѣ, какъ слѣдствіе обильныхъ болотъ, много отложеній торфа, и если гдѣ мы встрѣчаемъ темнаго цвѣта почвы, эти почвы торфянисты, имѣютъ въ себѣ много кислоты и безъ удобренія производятъ лишь осоку. Здѣшняя почва даетъ урожаи лишь послѣ хорошаго удобренія. Въ старину, когда лѣсъ ничего не стоилъ, здѣсь господствовала подсѣчная или лядинная система хозяйства. Лѣсъ срубали, свозили, а пни и всѣ сучья и хворостъ сжигали и на удобренной золою деревьевъ прогалинѣ — лядинѣ сѣяли хлѣбъ. Богатую корнями и валунами почву пахать плугомъ было нельзя. Потому наше крестьянство сѣвера пахало, да и до сихъ поръ во многихъ мѣстахъ пашетъ сохою. Соха легко перескакиваетъ черезъ корни и камни и все-таки взрыхляетъ землю. Когда лѣсъ сталъ въ цѣнѣ, землю стали удобрять. Только хорошая обработка и сильное удобреніе обезпечиваетъ тутъ урожай. Потому мы увидимъ ниже, народъ здѣсь мало дорожитъ землею и принужденъ другимъ путемъ зарабатывать о себѣ хлѣбъ.

Густые дремучіе лѣса лѣсной полосы Россіи не доходятъ до самаго Ледовитаго океана. Многія причины мѣшаютъ ему здѣсь расти. На Кольскомъ полуостровѣ, напримѣръ, причиною безлѣсья являются суровые зимніе вѣтры, замораживающіе дерево, разъ оно поднимется выше слоя снѣга, прикрывающаго его зимою. Потому лѣса появляются здѣсь только на нѣкоторомъ разстояніи отъ беpera, въ рѣчныхъ долинахъ и ущельяхъ, прибрежныя же калы поросли мхами, травою и низкорослыми мелколистными кустиками: черникой, брусникой, полярной, стелющейся ивой и карликовой березой, багульникомъ, андромедой и т. п. Эти безлѣсныя высоты здѣшнее населеніе зоветъ тундрами. Другой видъ имѣютъ тундры Ледовитаго океана. Это плоскія равнины, низы которыхъ никогда не оттаиваютъ. Онѣ отмерзаютъ лѣтомъ всего на нѣсколько вершковъ и потому верхній оттаявшій слой пропитанъ водою. Получается очень мелкое болото, которое и зарастаетъ сѣверными болотными растеніями, торфянымъ и другимъ мхомъ и ивами. Часто громадныя пространства покрыты кочками, раздѣленными широкими промежутками. На кочкахъ растетъ клюква, морошка, багульникъ. Рѣже тундра покрыта ягелями и лишайниками. Надъ тундрой всегда кишатъ тучи комаровъ, а подъ конецъ лѣта слетается масса птицъ, откармливающихся ягодами. Обычными животными тундры и въ Европейской Россіи будутъ пеструшка, песецъ или полярная лисица, полярный заяцъ и сѣверный олень. Изъ птицъ характеренъ подснѣжникъ. Вообще къ русской тундрѣ примѣнимо все то, что нами было сказано въ главѣ о полярныхъ странахъ. Находясь большею частью за полярнымъ кругомъ, она зимою представляетъ мертвенную пелену снѣговъ, погруженную во мракъ, изрѣдка освѣщаемую солнцемъ. Лѣтомъ это комариное царство пользуется постояннымъ днемъ. Самыя большія пространства тундры лежатъ на сѣверо-востокѣ Россіи. Это будутъ Больше - и Малозе-мельская тундры. Деревья тутъ растутъ только по обрывистымъ берегамъ рѣки Печоры. Тундрами покрыты также острова Колгуевъ, Вайгачъ и Новая Земля. Напротивъ на Соловецкихъ островахъ еще растетъ красивый хвойный лѣсъ.

VI. Наши степи.

Къ югу отъ Полѣсья на западѣ и южнѣе Оки и Камы на востокѣ хвойные и смѣшанные лѣса смѣняются у насъ широколиственными листопадными. Главными деревьями этихъ лѣсовъ будутъ дубъ, кленъ, ясень, липа, вязъ, берестъ, дикія яблони и груши, на западѣ букъ, грабъ и т. п. деревья. Они получаютъ преобладаніе тамъ, гдѣ на смѣну валунамъ, глинамъ и пескамъ является желтобурый суглинокъ. Этотъ лишенный валуновъ суглинокъ, называемый во многихъ мѣстахъ бѣлоглазкою, подстилаетъ почвы большей части юга Россіи. Лиственные лѣса теперь сильно порѣдѣли. Ихъ истребилъ для своей надобности человѣкъ. Напоминаніемъ о нихъ осталась только образованная ихъ корнями почва. Вездѣ, гдѣ росли широколиственные лѣса, у насъ почва имѣетъ свѣтло-сѣрый цвѣтъ и на нѣкоторой глубинѣ рыхлая, разсыпчатая, распадается на отдѣльные комочки съ лѣсной орѣхъ величиною, постепенно переходя въ подстилающій ихъ желто-бурый суглинокъ-бѣлоглазку. Если составить почвенную карту страны, то мы увидимъ, что прежде лиственные лѣса не сплошь покрывали нашъ край, такъ какъ сѣрыя лѣсныя земли сплошь тянутся только по окраинѣ нашей таежной области, южнѣе среди нихъ пятнами разбросаны участки чернозема. Чѣмъ далѣе къ югу, тѣмъ участки съ черноземною почвою будутъ обширнѣе и обширнѣе, и на югѣ черноземъ почти сплошь занимаетъ поверхность нашего отечества.

Сѣверная граница чернозема проходитъ черезъ губерніи: Подольскую, Волынскую, Кіевскую, Черниговскую, Орловскую, Тульскую, Рязанскую, Тамбовскую, Нижегородскую, Казанскую и Пермскую, протягиваясь съ юго-запада на сѣверо - востокъ. Черноземъ рѣзко отличается отъ сѣрыхъ лѣсныхъ земель своими свойствами. Названіе свое онъ получилъ за свой черный цвѣтъ. Онъ черенъ потому, что содержитъ въ себѣ большое количество перегноя, котораго въ тучныхъ черноземахъ содержится до 12%. Строеніе черноземной почвы однородно. Она разсыпается при треніи между пальцами въ мелкій черный порошокъ. Она постепенно переходитъ въ темно-бурый суглинокъ, на которомъ залегаетъ. Мощность ея обыкновенно меньше, чѣмъ у сѣрыхъ лѣсныхъ земель, около аршина. Свойства чернозема измѣняются въ зависимости отъ климата. Въ восточной Россіи онъ наиболѣе богатъ перегноемъ. Въ губерніяхъ Уфимской, на сѣверѣ Самарской, въ Симбирской, Пензенской и на югѣ Тамбовской онъ наиболѣе черенъ. На сѣверо-западъ и къ юго-востоку отсюда, по мѣрѣ того, какъ на сѣверо-западѣ климатъ Россіи становится влажнѣе, а на юго-востокъ суше, бѣднѣетъ черноземъ перегноемъ. На югѣ онъ смѣняется почвами шоколаднаго цвѣта, на сѣверѣ дерновыми землями. Перегной чернозема не похожъ на перегной сѣверныхъ и торфянистыхъ почвъ. Онъ не кислый и на немъ успѣшно произрастаютъ злаки. Изслѣдованье показало, что онъ произошелъ отъ перегниванья на мѣстѣ корней и стеблей степныхъ травъ. Подъ микроскопомъ до сихъ поръ можно разсмотрѣть ихъ остатки, особенно остатки степныхъ злаковъ.

Черноземъ отличается большимъ плодородіемъ. Не даромъ черноземное пространство пользовалось славою житницы не только Россіи, но и Европы. Плодородіе его обусловлено тѣмъ, что менѣе обильные и неглубоко пропитывающіе почву дожди не вымываютъ здѣсь питательныхъ веществъ изъ почвы. По мѣрѣ того, какъ вывѣтриваются содержащіяся въ ней минеральныя частицы, питательныя соли накопляются въ почвѣ. Вывѣтриванію этому содѣйствуетъ остающійся отъ растеній перегной, который также содѣйствуетъ плодородію почвы. Потому-то черноземъ долгое время можно было пахать безъ удобренія и почва, истощенная многократными посѣвами, скоро отдыхала, возстановляла свое плодородie, если ее оставить на нѣсколько лѣтъ отдыхать, ничемъ не засѣвая. Первые земледѣльцы степей потому и пользо-вались здѣсь системой переложной. Они распахивали степь, сѣяли много лѣтъ подърядъ хлѣбъ, не кладя удобренія, а потомъ опять запускали поле зарастать травами. Черноземъ образовался большей частью изъ корней степныхъ травъ. Вездѣ, гдѣ мы встрѣчаемъ теперь черноземную почву, нѣкогда господствовали степи и наши отцы еще хорошо были знакомы съ ними.

Лѣсъ не росъ на черноземѣ. На мѣстѣ черноземныхъ участковъ были безлѣсныя поросшія особыми травами пространства, называвшіяся степями. Степью принято въ Россіи называть болѣе или менѣе ровное безлѣсное пространство, покрытое травами. Но такое опредѣленіе не будетъ вполнѣ точно, такъ какъ травами у насъ покрыты и безлѣсные луга. Между тѣмъ на черноземныхъ степяхъ росли другія травы, чѣмъ на лугахъ, да и сами степи были настолько сухи, что въ концѣ лѣта растительность на нихъ выгорала. Часто, особенно на югѣ Россіи, такія желтыя выгорѣвшія отъ солнца степи поджигали, пускали палы. Сухія травы сгорали, удобряли своею золою черноземъ и на слѣдующій годъ ихъ травы разрастались еще пышнѣе и лучше. Черноземныя растенія, за немногими исключеніями, не встрѣчались въ сѣверной лѣсной половинѣ Россіи. Они были характерны для ея черноземнаго пространства. Особенно часто попадались на степяхъ злаки: типчакъ, тонконогъ, тырса и перистый серебристый ковыль. Этотъ злакъ при цвѣтеніи выметываетъ длинныя, бѣлыя, пушистыя перья, серебристые пучки которыхъ колыхаемые вѣтромъ придавали степи подобіе волнующагося моря съ серебристыми волнами. Среди этихъ злаковъ были раскиданы разныя травы часто съ красивыми яркими цвѣтами или душистою листвою. Таковы были расцвѣтавшіе весною горицвѣты, тюльпаны, касатики или пѣтушки, позже яркомалиновые воронцы, а еще позже разные горошки, синіе шалфеи, девясилы, рожи, чабрецъ и т. п., превращавшіе степь въ душистый коверъ цвѣтовъ. Многія растенія развивались группами по многу вмѣстѣ и, когда они расцвѣтали, степь казалась расписанной узорами яркихъ цвѣтниковъ, какъ турецкій коверъ, сотканный невидимыми руками. Ровная степь была усѣяна низинками, въ которыхъ долго держалась вода. Въ нѣкоторыхъ изъ нихъ она держалась до осени и въ нихъ заводилась болотная дичь, другія пересыхали, но на нихъ росли не степныя, а болотныя травы. Здѣсь онѣ достигали громаднаго роста, и если въ степи сухой травы было немного выше колѣнъ, здѣсь онѣ могли скрыть всадника. Въ этихъ травахъ скрывалась робкая антилопа сайга. Тысячи сусликовъ и тушканчиковъ рыли себѣ норки на болѣе сухихъ коротко-травныхъ участкахъ степи. Кое-гдѣ среди степи встрѣчались заросли низкорослаго кустарника: таволги, бобовника пли дикаго миндаля, степной вишни, терновника и боярышника. Среди нихъ возвышались желтые и розовые блестящіе на солнцѣ звѣздчатые цвѣты рожи, синихъ дельфиній и ломоносовъ, тутъ прятались отъ зноя степныя дрофы, тогда какъ жаворонки оглашали воздухъ поднебесья своимъ пѣніемъ.

Степь не сразу смѣняла собою лѣсное царство. Сперва она, какъ позволяютъ и теперь видѣть участки съ черноземною почвою, лишь небольшими луговинами попадалась среди лиственныхъ лѣсовъ: это была область предстепья. Двигаясь къ югу, мы попадали въ полосу полустепи, гдѣ уже лѣса только пятнами и островами раскиданы были по степи. Наконецъ на самомъ югѣ, вокругъ Чернаго моря, лѣсъ становится рѣдкостью и мы попадаемъ въ царство настоящихъ степей. Лиственные лѣса, раскиданные среди степей, нѣкогда изобиловали звѣремъ; здѣсь водились лисицы, волки, бѣлки и другія животныя южной полосы тайги. Въ противоположность молчаливому хвойному лѣсу, лѣса лиственные оглашаются пѣніемъ множества пѣвчихъ птицъ, соловьевъ, славокъ, зябликовъ и др. Какъ зубръ и бобръ — рѣдкія вымирающія животныя лѣсной области, такъ въ области степей приволжскихъ, какъ рѣдкость, попадается выхухоль.

Отчего лѣса не росли на черноземѣ? Вопросъ этотъ давно интересовалъ ученыхъ, но только недавно удалось его разрѣшить удовлетворительно. Прежде думали, что причина безлѣсья нашихъ степей — климатъ, который, какъ мы знаемъ, чѣмъ далѣе на юго-востокъ, тѣмъ становится суше; другіе предполагали, что лѣса на югѣ Россіи истреблены были кочевниками, но это не вѣрно уже потому, что если бы лѣса были на мѣстѣ степей, ихъ почвою былъ бы не черноземъ, а сѣрыя земли. Теперь происхожденіе нашихъ степей объясняется слѣдующимъ образомъ. Мы знаемъ, что въ тѣ времена, когда ледники покрывали лѣсную половину Россіи, степная полоса ея во время лѣтняго таянья льдовъ этихъ наводнялась водами, наподобіе того, какъ покрываются водою наши поемные луга. Тогда, конечно, не могло быть и рѣчи о лѣсѣ на такихъ наводненныхъ пространствахъ. Позже эти воды должны были собраться въ широкія пологія русла, междурѣчныя же пространства — освободиться отъ водъ. Плоскія и ровныя, они были покрыты глиною, съ трудомъ пропускавшею воду. Весною, при таяніи снѣга, пространства эти были сыры, какъ болота. Но вода, не пропитывавшая почву глубоко лѣтомъ быстро высыхала и растенія страдали отъ засухи. Дерево не могло расти на такихъ равнинахъ. Весною ему был: лѣсъ сыро какъ на болотѣ, лѣтомъ корни его, проникавшіе глубоко въ подпочву, не находили влаги и оно засыхало. Могли расти только приспособившіяся жить на такой почвѣ степныя травы съ неглубокими корнями. Гніеніе ихъ корней весною и создало черноземъ. Съ теченіемъ времени рѣки нашего черноземнаго пространства, бѣднѣя водою, прорыли себѣ глубокія долины. На мѣстѣ ихъ бывшихъ руслъ остались широкія полосы песковъ, которыя тянутся вдоль береговъ рѣкъ. Напротивъ, правый берегъ рѣчной долины нашихъ стопныхъ рѣкъ большею частью подбитый и крутой. Въ немъ воды промываютъ множество овраговъ. Эти овраги разрастаются своими вершинами, вѣтвятся и врѣзаются глубоко внутрь междурѣчныхъ пространствъ. Часто стѣнки ихъ становятся пологими и они превращаются въ балки. Въ иныхъ случаяхъ на днѣ такихъ балокъ пробиваются источники и ключи и балка становится рѣчкою, притокомъ той рѣки, на берегу которой когда-то образовался оврагъ. Эти овраги и балки изрѣзали всю поверхность степей. На ихъ склонахъ, гдѣ выступаютъ сочащіеся изъ земли родники, гдѣ лучше впитывается въ землю влага тающихъ снѣговъ, можетъ расти и дерево. Потому деревья въ степяхъ и поселяются прежде всего въ балкахъ. Въ то время, какъ ровная степь юга Россіи безлѣсна, въ балкахъ уже ютится невысокій, похожій на кустарникъ, байрачный лѣсъ. На крутыхъ берегахъ рѣчныхъ долинъ вырастаетъ и хорошее прямоствольное дерево. Отсюда лѣса постепенно разрастаются и дальше. Подъ сѣнью деревьевъ дольше сохраняется и больше собирается снѣга; онъ таетъ медленнѣе, почва становится влажнѣе, глубже пропитывается сыростью. Лѣсъ самъ создаетъ условія для своего распространенія и медленно расползается въ степь, превращая ея черноземъ въ сѣрыя лѣсныя земли. Въ то время, какъ лиственные лѣса поселились на степи, сосны избрали пески, покинутыхъ водами, древнихъ рѣчныхъ руслъ. Хотя въ черноземной полосѣ и нѣтъ настоящей тайги, но сосна далеко забирается въ глубь степей по пескамъ рѣчныхъ лѣвобережій. Теперь большая часть нашего черноземнаго пространства Россіи носитъ какъ бы переходный характеръ. Если бы посмотрѣть на край этотъ съ птичьяго полета, мы бы увидѣли, что ровныя междурѣчныя пространства здѣсь всѣ еще совершенно безлѣсныя, степныя. Чѣмъ ближе къ пересѣкающимъ край рѣкамъ, тѣмъ менѣе ровною становится степь. Она изрѣзана здѣсь оврагами и балками и вмѣстѣ съ тѣмъ являются и лѣса, которыхъ тѣмъ больше, чѣмъ ближе къ рѣкѣ. Вдоль правыхъ береговъ рѣкъ, далеко въ глубь южной безлѣсной степи тянутся ленты и полосы лѣсовъ лиственныхъ. Если мы доѣдемъ до рѣки и станемъ на ея правый высокій крутой берегъ, иное зрѣлище откроется нашимъ глазамъ. Подъ ногами будетъ рѣка, вьющаяся голубой лентой среди своихъ зеленыхъ таежныхъ луговъ. За ними свѣтится полоса желтыхъ песковъ ея прежняго, покинутаго русла. На пескахъ этихъ кое-гдѣ еще сохранились сосновые боры, торфяныя болотца и другіе слѣды той природы, которая такъ характерно развита въ таежной полосѣ Россіи. А за этими песками поднимается древній берегъ этого русла и опять господствуетъ черноземная степь.

Надо думать, что съ теченіемъ времени вся черноземная полоса изрѣзалась бы оврагами и балками, отходящими отъ правыхъ береговъ и теперь еще на нихъ образующимися; они покрылись бы лѣсами. Но въ это дѣло вмѣшался человѣкъ и совершенно измѣнилъ природу края. Прежде всего, истребляя лѣса, онъ остановилъ заселеніе деревьями степи. Теперь большая часть лѣсныхъ острововъ нашего степного пространства такъ же безлѣсна, какъ и самая степь. Но не пощадила рука русскаго земледѣльца и степь. Густая дерновина травъ и сплетшихся корневищъ потребовала для разработки земли здѣсь другого орудія, чѣмъ легкая соха лѣсного пространства. Главнымъ орудіемъ обработки здѣсь явился тяжелый малороссійскій плугъ, въ который, чтобы поднять тяжелую цѣлину, впрягали по нѣскольку паръ воловъ. Взрыхляя степь, крестьянинъ разрывалъ и уничтожалъ многолѣтніе корни медленно растущихъ степныхъ растеній. Подрѣзанные плугомъ, они, какъ выкорчеванныя деревья, уже не отрастали вновь. Многолѣтніе посѣвы хлѣба на одномъ и томъ же мѣстѣ окончательно уничтожали все потомство этихъ травъ.

Теперь въ большинствѣ губерній черноземнаго пространства степь совершенно измѣнила свой обликъ. Степныя растенія вымерли окончательно. Немногія сохранились гдѣ-нибудь на обрывахъ, кладбищахъ и могилахъ, гдѣ только знающій собиратель растеній можетъ ихъ отличить. Молодое поколѣнье забыло, каковъ изъ себя ковыль, воронецъ или горицвѣтъ. На ихъ мѣстѣ на толокѣ растутъ обычные бурьяны: будяки, коровяки, лебеда и другія сорныя травы. Вмѣсто степи, куда хватаетъ глазъ, волнуются нивы хлѣбовъ, чернѣетъ вспаханный паръ или виднѣются другія посаженныя человѣкомъ растенія и только кое-гдѣ въ балкахъ да въ крупныхъ помѣстьяхъ остались лоскутки прежняго лѣса. Даже на пескахъ истреблены прежніе боры и большинство растущихъ тамъ сосенъ насажено вновь рукою человѣка. Лишенные деревьевъ пески раздуваются вѣтромъ. Онъ надуваетъ ихъ цѣлые бугры (рѣчныя дюны) и заноситъ ими плодородныя пашни сосѣдней степи. Поневолѣ приходится затрачивать деньги, чтобы укрѣплять эти сыпучіе пески шелюгою.

Доходя до самаго берега Чернаго моря, черноземныя степи не доходятъ до моря Каспійскаго. Въ Самарской и Астраханской губерніяхъ степь обрывается уступомъ надъ низиной, которая была дномъ Каспійскаго моря еще въ то время, когда лѣса одѣвали сѣверъ Россіи. Это усохшее дно Каспія имѣетъ совершенно отличный отъ черноземныхъ степей обликъ. Оно усѣяно многочисленными солончаками, покрытыми бѣлыми выцвѣтами солі, па которыхъ, кромѣ немногихъ съ широкою сочною листвою солянокъ, ничего не можетъ расти. Во множествѣ раскиданы здѣсь соляныя озера, тогда какъ въ черноземномъ пространствѣ, кромѣ рѣчныхъ долинъ, мы нигдѣ не встрѣчаемъ озеръ. Особенно славятся самосадочной солью озера Эльтонское и Баскунчакское. Почва здѣсь вездѣ желтобурая, чернозема нѣтъ. Растительность не покрываетъ ее сплошь, не образуетъ дерна, а многолѣтнія низенькія растенія торчатъ здѣсь на далекомъ другъ отъ друга разстояніи и между ними вездѣ просвѣчиваетъ почва. Растенія эти большею частью сѣдо-сѣраго цвѣта отъ густо одѣвающихъ ихъ волосковъ. Онѣ сильно пахнутъ отъ пропитывающихъ ихъ душистыхъ маслъ. Таковы различныя полыни, пиретры, деревѣи, солянки. Они придаютъ всей поверхности равнины сѣдо-сѣрый цвѣтъ или, точнѣе, цвѣтъ чая съ молокомъ. Среди многолѣтнихъ растеній только весною вырастаютъ невзрачныя однолѣтнія травки. Небольшія пониженія степи имѣютъ солонцеватую почву. Тутъ растетъ еще болѣе приземистая черная полынь и черно-зеленыя солонцеватыя растенія, которыя черными пятнами выдѣляются на сѣдомъ фонѣ равнины. Хлѣбопашество здѣсь неудобно, а взрыхленная плугомъ почва раздувается вѣтромъ и на мѣстѣ пашни вскорѣ образуются цѣлые холмы сыпучихъ песковъ. Степь пригодна лишь для скотоводства и здѣсь впервые путешественникъ въ Россіи видитъ стада верблюдовъ. А потому степи прикаспійскія, въ противоположность черноморскимъ, можно разсматривать какъ полупустыню, такъ какъ здѣсь уже наблюдается много характерныхъ особенностей пустынь: миражъ, сыпучіе пески, солонцы и мн. др.

VII. Населеніе Россіи.

Въ 1897 году была сдѣлана въ Россіи всеобщая народная перепись. Она показала, что во всей Россіи, какъ Европейской, такъ и Азіатской, живетъ 129 милліоновъ жителей. На каждые 1000 человѣкъ въ Россіи ежегодно прибавляется 14 человѣкъ. Потому въ настоящее время въ Россіи должно быть не менѣе 150 милліоновъ душъ обоего пола. Большая часть этого населенія живетъ въ Европейской Россіи и очень быстро увеличивается. Какъ скоро увеличивается ея населеніе, можно видѣть изъ того, что въ началѣ XVIII столѣтія въ Европейской Россіи жило всего 14 милліоновъ народу, въ началѣ XIX столѣтія—35 милліоновъ, въ серединѣ этого столѣтія—53 милліона, теперь же, должно быть, уже свыше 120 милліоновъ. Такимъ образомъ за 2 столѣтія населеніе Европейской Россіи увеличилось въ 8 разъ противъ прежняго.

Между населеніемъ степной и лѣсной полосы Россіи есть разница. Большая часть лѣсной полосы первоначально была заселена народами финскаго племени. Сами финны образовались повидимому, изъ 2-хъ различныхъ расъ, усвоившихъ одинъ языкъ, подраздѣлившійся на множество нарѣчій. Финны, живущіе въ западной половинѣ лѣсной области, имѣютъ тѣло бѣлое,

Pue. 97. Чуваши-язычники Казанской губерніи; небольшого роста, слабаго сложенія съ блѣднымъ цвѣтомъ кожи

Pue. 97. Чуваши-язычники Казанской губерніи; небольшого роста, слабаго сложенія съ блѣднымъ цвѣтомъ кожи

 

волосы русые, глаза сѣрые или голубые, ростъ высокій. Напротивъ финны востока и сѣвера смуглы, темно-волосые, невысокаго роста и напоминаютъ народы монгольскіе. Къ первымъ относятъ финновъ Финляндіи, эстовъ, отчасти мордву, ко вторымъ остальныхъ приволжскихъ и пріуральскихъ финновъ, лопарей и относимыхъ нѣкоторыми сюда же самоѣдовъ. Финны были первыми жителями лѣсной области и первое время занимались одной охотою и рыбною ловлею, вели полуосѣдлый, полубродячій образъ жизни. Они проводили большую часть жизни въ шалашахъ или въ чумахъ; чумъ состоитъ изъ длинныхъ кольевъ, вбитыхъ по кругу и связанныхъ у вершины, обтянутыхъ шкурами или корою березы, или же обложенныхъ дерномъ и образующихъ такимъ образомъ конусообразную постройку. Многіе на зиму вырывали себѣ жилища въ землѣ, надстраивали надъ нимъ срубъ изъ бревенъ, покрывали его двускатною кровлею, черезъ отверстіе которой выходилъ дымъ, такъ какъ трубъ дѣлать еще не умѣли. Они, однако, умѣли обрабатывать желѣзо, и кузнецы у финновъ пользовались большимъ уваженіемъ. Финскіе народы, жившіе на далекомъ сѣверѣ, занимались оленеводствомъ. Сѣверный олень и собака были ихъ единственными домашними животными. На оленяхъ они ѣздили, ихъ молокомъ, мясомъ и кровью питались, шкуры служили кровлею для жилищъ и одеждою для хозяевъ, они не знали бѣлья и носили одежды на голомъ тѣлѣ. Финны, жившіе южнѣе, рано познакомились съ земледѣліемъ; у нихъ были лошади, коровы и другія животныя. Земледѣліе они переняли у сосѣдей, но такъ какъ ранѣе они были звѣроловами, то, даже занимаясь земледѣліемъ, они не оставляли охоты и рыбной ловли.

Особенностью финскихъ народовъ Россіи была ихъ любовь къ банѣ. Сперва парились просто въ печахъ, а потомъ стали строить особыя помѣщенія, безъ которыхъ теперь не обходится ни одна финская усадьба. Финны были язычники и поклонялись многимъ богамъ, олицетворявшимъ разныя силы природы. Ихъ идолы были извѣстны у ихъ сосѣдей славянъ подъ именемъ болвановъ. Имъ приносили различныя жертвы, у нѣкоторыхъ племенъ даже человѣческія. Большимъ почетомъ пользовались у финновъ шаманы или колдуны и знахари, которые плясали подъ звуки бубна для изгнанія болѣзней изъ больныхъ.

Славяне, пришедшіе въ лѣсную область съ знаніями, полученными отъ варяговъ и грековъ, стали покорять финскія племена. Многія финскія племена черезъ посредство славянъ крестились и приняли православіе и всѣ ихъ обычаи. Многіе изъ финновъ забыли свое происхожденіе и считаютъ себя русскими. Таковы племена, жившія въ верховьяхъ Волги и Оки въ теперешнихъ Московской, Ярославской, Костромской и смежныхъ съ ними губерніяхъ: меря, веся и мурома. О существованіи этихъ племенъ напоминаютъ только обликъ да названія нѣкоторыхъ мѣстностей и городовъ, какъ, напримѣръ: Кинешма, Нерехта, Москва, которыя по-русски ничего не значатъ, на финскомъ же языкѣ они имѣютъ значеніе. Другія финскія племена еще и теперь не вполнѣ обрусѣли, — сохраняютъ свой языкъ, одежду, обычаи и суевѣрія; но они исповѣдуютъ православіе, понимаютъ по - русски и усваиваютъ русскіе обычаи. Таковы: мордва, черемисы, чуваши, корелы и зыряне, Но чѣмъ дальше на востокъ и сѣверъ, тѣмъ слабѣе русское вліяніе. Среди мордвы .... (страницы 237-252 утрачены)

.....тріархальный строй семьи у него прочнѣе, чѣмъ у другихъ племень Россіи. До сихъ поръ еще во многихъ мѣстахъ взрослые сыновья живутъ вмѣстѣ съ отцомъ; неотдѣленные сыновья отдаютъ весь свой заработокъ отцу, который имъ распоряжается по своему усмотрѣнію.

Великорусское крестьянство, воспитанное среди лѣсовъ, въ домашнемъ обиходѣ дѣлаетъ все, что возможно, изъ дерева. По справедливому выраженію одного ученаго, русское крестьянство

Рис. 108. Великороссъ Олонецкой губ. Дьячокъ.

Рис. 108. Великороссъ Олонецкой губ. Дьячокъ.

.... ще не столько въ желѣзномъ, сколько въ деревянномъ его деревянной избѣ все: чашки, ложки, тарелки, даже ...ницы и ступки, а также сельско-хозяйственныя орудія — изъ дерева. Въ его телѣгахъ, саняхъ и другихъ экипажахъ вы часто не встрѣтите ни кусочка желѣза.

Суровая природа наложила особый отпечатокъ на характеръ великоросса. Климатъ суровый и перемѣнчивый создалъ въ немъ какую-то смѣсь грубости съ добродушіемъ, доброты съ безчув-ственностью. Онъ умѣетъ терпѣть и страдать. Ни одинъ народъ не смотритъ на смерть съ такимъ спокойствіемъ, какъ русскій крестьянинъ, и ни одинъ солдатъ не умираетъ такъ храбро, какъ нашъ. Но вмѣстѣ съ этимъ русскій человѣкъ не любитъ войны; онъ смотритъ на войну, какъ на Божіе наказаніе. Его выдающіяся добродѣтели: семейственность, благотворительность и состраданіе. Подъ грубою внѣшностью у него часто скрываются мягкость и глубокое нѣжное чувство. Но встрѣчая препятствія на пути, соперника или врага, котораго надо побороть, онъ проявляетъ грубость своей натуры, часто переходящую въ излишнюю жестокость. Отъ своего собрата-малоросса онъ отличается болѣе практическимъ умомъ, стремленіемъ находить во всемъ положительную сторону. Въ его пѣсняхъ отпечатлѣлась вся ширь и глубь воспитавшей его природы, и въ нихъ слышится:

То разгулье удалое,

То сердечная тоска.

Житель однообразной по природѣ равнины, онъ переноситъ все свое вниманіе на человѣка, любитъ разбираться въ движеніяхъ собственной и чужой души. За исключеніемъ Сѣверной Америки, нѣтъ страны, въ которой была бі рѣзкая разница между лѣтними и зимними условіями и качества временъ года отразились на русской душе .... ней непостоянство и измѣнчивость, переходящая .............. сти къ тяжелой работѣ, отъ рабскаго послушанія к своеволію.

Народы Россіи — жители равнины, самою судьбою обречены на созданіе одной народности. Наиболѣе .... изъ этихъ народовъ — великороссы, съ самаго начала существованія жили среди разныхъ народовъ, а бл..... болѣе высокому развитію, они содѣйствовали ихъ .... часто ихъ развитіе, ихъ знанія лишь немного ..... окружающихъ ихъ народовъ, и это обстоятельство ..... очень общительнымъ характеромъ великоросса повле.... то, что вмѣсто того, чтобы, подобно нѣмцамъ, стро... уничтожить въ своихъ сосѣдяхъ все самобытное, дѣла .... нѣмцами же, русскіе переняли все чужое и растворили въ своей средѣ. Англичанинъ вездѣ и всегда хочетъ был англичаниномъ, русскій же среди французовъ хочетъ быть французомъ, и киргизомъ среди киргизъ. Онъ лучше другихъ народовъ всматривается и перенимаетъ характеръ другихъ народовъ и подла живается подъ нихъ, но это не мѣшаетъ ему оставаться русскимъ.

Наша русская жизнь непохожа на жизнь западныхъ нашихъ сосѣдей: французовъ, нѣмцевъ, англичанъ и т. д. Это народы торговые и промышленные, нашъ же русскій народъ остается въ огромномъ большинствѣ земледѣльческимъ. Отъ другихъ славянскихъ народовъ великороссъ отличается большою общительностью, онъ скоро сходится съ людьми, любитъ дѣлиться съ ними своими впечатлѣніями; работая, онъ всегда перебрасывается словами. Въ немъ развитъ духъ общественности и совмѣстный трудъ ему легче дается, чѣмъ другимъ славянскимъ народамъ.

Рис. 109. Великороссъ-старикъ, собиратель пожертвованіи на постройку храма.

Рис. 109. Великороссъ-старикъ, собиратель пожертвованіи на постройку храма.

Сельская община у него еще крѣпка, артели великороссовъ прочнѣе, чѣмъ у его единоплеменниковъ, и изъ всѣхъ славянскихъ народовъ великороссу одному удалось составить крѣпкое и сильное государство, которое устояло противъ разрушительныхъ завоеваній враговъ и различныхъ внутреннихъ неурядицъ.

Малороссы (22,4 милліона), хотя и не столь многочисленны, какъ ихъ сѣверные сосѣди, но, заселяя болѣе плодородныя земли и еще недавно мало заселенныя степи русскаго юга, они размножаются быстрѣе и находятся въ условіяхъ лучшаго будущаго. Живя нѣкогда на окраинѣ славянскаго міра, они называли себя также украинцами, и долгое время вели упорную борьбу со степными кочевниками, которые иногда переходили къ осѣдлой жизни и смѣшивались съ малороссами. Хотя идеаломъ малороссійской красоты и считается высокій, статный ростъ, черные волосы и каріе глаза, однако большинство малороссовъ средняго роста и представляютъ болѣе свѣтлый типъ съ сѣрыми глазами при темныхъ все же волосахъ. Ихъ голова и лицо круглѣе, борода развивается много позже, движенія медленны и вялы, хотя они и способны къ продолжительной интенсивной работѣ. Они живутъ въ губерніяхъ: Кіевской, Полтавской, Подольской, Харьковской, Херсонской, Екатеринославской, въ средней части Волынской и южныхъ частяхъ Воронежской, Курской и Черниговской губерній. Островообразно встрѣчаются ихъ селенія въ Сѣдлецкой, Гродненской, Бессарабской, Астраханской, Самарской, Оренбургской и Таврической губерніяхъ и Области Войска Донского. Много малороссовъ выселяется теперь на Кавказъ, Амуръ, южную Сибирь и Туркестанъ.

Вдали отъ городовъ малороссы еще сохранили кое-гдѣ свою первоначальную одежду: бѣлую рубаху съ прямымъ воротникомъ, широкіе шаровары и чинарку, или на груди застегивающуюся поддевку. Въ противоположность великороссамъ, носящимъ рубаху на выпускъ, они заправляютъ ее въ штаны. На головѣ малороссы носятъ обыкновенно мѣховыя шапки, а лѣтомъ — соломенныя шляпы съ широкими полями (бриль).

Женщины носятъ длинную рубаху и вмѣсто сарафана запаску или плахту. Сверху надѣваются короткія цвѣтныя кофточки. Головы онѣ любятъ украшать лентами и цвѣтами, шею — бусами, а уши — серьгами. Зимняя одежда малороссовъ состоитъ изъ овчинныхъ полушубковъ, или кожуховъ, и свитъ, или суконныхъ полукафтаньевъ. Но вся эта одежда быстро исчезаетъ и теперь большинство малороссовъ носятъ общерусскій городской костюмъ. Въ противоположность великороссамъ, малороссы бреютъ бороды. Пища ихъ прихотливѣе великоросской. Малороссы особенно любятъ жирную и молочную пищу: свиное сало, борщъ, галушки, вареники — ихъ любимыя кушанья. На югѣ вмѣсто ржаного хлѣба употребляютъ пшеничный и пшенная каша замѣняетъ гречневую.

Селенія малороссовъ расположены живописно на холмистыхъ берегахъ рѣкъ или по склонамъ балокъ. Дома свои строятъ, какъ и великороссы, но съ 4-скатной кровлей. Дома мажутъ внутри и снаружи глиной и бѣлятъ. За дворомъ строятъ клуни (великоросскія риги) для храненія хлѣба въ снопахъ или корма для скота и разводятъ садики и огороды. Селенія малороссовъ часто не видны въ зелени деревьевъ.

Малороссы — народъ малоразговорчивый, упрямый, не любящій лести. Нрава они добраго, спокойнаго, къ этому ихъ располагаетъ и климатъ и образъ жизни земледѣльца, работающаго на полѣ на волахъ, еще болѣе неподвижныхъ, чѣмъ ихъ хозяева. Они мало любознательны и общительны, скупѣе и не такъ гостепріимны, какъ великороссы. Малороссы хитры и умны, но они не умѣютъ расчетливостью и смѣтливостью наживать копейку, какъ великорусскіе крестьяне; но зато они мягче въ обращеніи, ихъ чувства постояннѣе и надежнѣе, чѣмъ у великороссовъ. Душа малоросса мягкая, поэтическая, мечтательная и выражается въ его пѣсняхъ, которыя онъ очень любитъ пѣть хоромъ по вечерамъ и которыя свидѣтельствуютъ объ его музыкальности. Старинныя малороссійскія пѣсни до сихъ поръ распѣваются слѣпыми лирниками, которые подъ аккомпанементъ своеобразной бандуры знакомятъ любящій ихъ слушать народъ съ прошедшими событіями своей родины. Малороссъ есть земледѣлецъ въ самомъ широкомъ смыслѣ этого слова. Это его исключительное занятіе и источникъ жизни. Къ торговлѣ онъ мало склоненъ и не выдерживаетъ конкуренціи съ другими народами, среди него живущими: великороссами, греками, евреями и армянами. Отцы отдѣляютъ женатыхъ сыновей, которые живутъ совсѣмъ отдѣльно и ведутъ самостоятельно хозяйство.

Малороссы чистоплотнѣе великороссовъ въ смыслѣ содержанія хатъ и дворовъ, но у нихъ нѣтъ бань и они ограничиваются купаньемъ въ лѣтнее время въ рѣчкахъ и прудахъ, далеко не всегда чистыхъ, а зимою часто обходятся совсѣмъ безъ мытья. Въ домашней утвари и земледѣльческихъ орудіяхъ малороссы предпочитаютъ покупныя, городского издѣлія вещи. Мѣстная промышленность у нихъ мало развита. Въ религіозномъ отношеніи они мало склонны къ обрядности. На ряду съ этимъ у малоросса сохранилось много древнихъ суевѣрій, особенно рѣзко бросающихся въ глаза въ его свадебныхъ и похоронныхъ обрядахъ. Съ другими народами малороссы сливаются труднѣе, чѣмъ великороссы. Они говорятъ на языкѣ, который отличается отъ великорусскаго, но не настолько, однако, чтобы обѣ народности не могли понимать другъ друга. Литература бѣднѣе великорусской, но постепенно развивается.

Бѣлоруссы (5,9 милліоновъ) по сравненію со своими собратьями сохранили большую чистоту племени, но загнанные въ болотистыя, лѣсистыя мѣстности, являются народомъ болѣе отсталымъ. Они живутъ въ губерніяхъ: Могилевской, Минской, отчасти въ Гродненской, Волынской, Витебской, Смоленской и Черниговской. Большинство бѣлокуры, сѣроглазы. Брюнетовъ у нихъ еще меньше, чѣмъ у великороссовъ и малороссовъ. Бѣлоруссы невысокаго роста, имѣютъ круглое, одутловатое лицо, рѣдкіе, особенно на бородѣ, волосы. Одежду любятъ бѣлаго цвѣта, носятъ бѣлую рубаху, бѣлые штаны и бѣлую суконную сермягу со стоячимъ воротникомъ, бѣлымъ или краснымъ поясомъ и бѣлую или сѣрую овчинную шапку. Женщины носятъ бѣлыя юбки и сарафаны, бѣлыя повязки на головѣ, а иногда особый видъ кокошниковъ. Пища бѣлоруссовъ очень скудна; она состоитъ, главнымъ образомъ, изъ хлѣба съ отрубями, картофеля и другихъ овощей. Селенія ихъ небольшія, дворовъ 5—6. Избы до сихъ поръ во многихъ мѣстахъ курныя, крытыя соломой или камышомъ. По характеру бѣлоруссъ смиренъ, выглядываетъ забитымъ, онъ безпеченъ и мало заботится объ улучшеніи своего положенія. Языкъ ихъ ближе къ великорусскому, чѣмъ къ малороссійскому. Они всѣ православные.

Изъ другихъ народовъ славянскаго племени, живущихъ въ русскомъ государствѣ, болѣе многочисленнымъ народомъ считаются поляки (7 милліоновъ). Поляки средняго роста, большею частью, бѣлокурый, сѣроглазый народъ; около 17% брюнетовъ. Брюнеты преобладаютъ на югѣ Польши среди такъ называемыхъ сандомирцевъ и люблинцевъ съ болѣе подвижнымъ, увлекающимся характеромъ. Поляки, подобно малороссамъ, бреютъ свои бороды. Крестьяне носятъ бѣлую холщевую рубаху, широкіе, заправленные въ сапоги шаровары и синій или коричневый казакинъ съ большимъ отложеннымъ воротникомъ. Поляки одарены живымъ умомъ и способностями къ наукамъ и искусствамъ. Это народъ веселый, мягкій, общительный и беззаботный, любятъ музыку и въ особенности танцы. Къ недостаткамъ ихъ относится то, что поляки крайне вспыльчивы, самолюбивы, тщеславны и любятъ прихвастнуть. Мнѣніе, что поляки заносчивы, любятъ роскошь и внѣшній блескъ, укоренилось на основаніи исторіи польскаго дворянства и не можетъ быть распространено на весь народъ, напротивъ, полякъ-простолюдинъ предпріимчивъ, трудолюбивъ и способенъ доводить до конца начатое дѣло. Поляки исповѣдуютъ католическую вѣру и сильно любятъ свое отечество. Въ Россіи они поддерживаютъ другъ друга, стараясь образовать вездѣ сплоченное цѣлое. Польскія провинціи съ трехъ сторонъ окружены нѣмецкими землями. Въ Польшу много переселилось нѣмцевъ, занимающихся земледѣліемъ, фабричною промышленностью и физическимъ трудомъ. Они накладываютъ на польскую жизнь западно-европейскій оттѣнокъ, что содѣйствовало подъему польской промышленности и культуры. По развитію промышленности и торговли Польша сравнялась съ промышленными странами Германіи. Среди духовной культуры народовъ, изящной литературы, живописи и музыки поляки заняли видное мѣсто, ихъ произведенія пользуются всемірною извѣстностью. Когда Польша была самостоятельна, вліяніе ея распространялось почти на весь бассейнъ Днѣпра, особенно на его правобережье. До сихъ поръ значительное число помѣщиковъ и городскихъ жителей здѣсь поляки и черты польскаго владычества видны по сіе время въ здѣшнихъ нравахъ. Несмотря иногда на обезпеченность землею, польскій крестьянинъ живетъ бѣдно и неопрятно. Полы въ хатахъ часто земляные и мелкій скотъ помѣщается зимою тутъ же, гдѣ и люди. Поляки живутъ въ Западномъ краѣ, въ бывшемъ Царствѣ Польскомъ, которое теперь переименовано въ Привислянскій край, состоящій изъ десяти губерній: Варшавской, Калишской, Кѣлецкой, Радомской, Петроковской, Сѣдлецкой, Плоцкой, Ломжинской, Люблинской и Сувалкской. Край густо населенъ и поэтому польскій народъ вынужденъ выселяться въ другіе мѣста не только Россіи, но и Америки. Послѣ поляковъ болѣе многочисленными жителями этого края являются евреи (13,5%), затѣмъ—русскіе, нѣмцы, литовцы и малороссы.

Кромѣ поляковъ-католиковъ, почти всѣ славянскіе народы исповѣдуютъ православную вѣру. По различный характеръ племенъ и неодинаковая исторія наложила различный оттѣнокъ на вѣрованіе ихъ. Такъ, великороссъ обращаетъ особое вниманіе на обрядовую сторону, онъ большой любитель старины. Среди великороссовъ еще и донынѣ много старообрядческихъ сектъ, не признающих никакихъ измѣненій въ обрядахъ и толкованіяхъ, при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ патріархомъ Никономъ въ православной Церкви. Напротивъ, на югѣ Россіи среди малороссовъ господствуютъ секты, позволяющія вольное толкованіе священныхъ книгъ и ставящіе обрядовую сторону на второе мѣсто, какъ напримѣръ, штундисты и баптисты. Вездѣ, куда образованіе еще мало проникло, къ вѣрованіямъ народа примѣшано много суевѣрій и пережитковъ древняго язычества. Особенно, ихъ много въ повѣрьяхъ бѣлоруссовъ и въ глухихъ мѣстахъ Малороссіи и Великороссіи. Вѣрятъ въ водяныхъ, лѣшихъ, домовыхъ и въ другую нечистую силу, а также въ вѣдьмъ и Церковные праздники часто сопровождаются обрядами язы-ческой вѣры. Таковы разные обряды на масленицѣ, какъ, напримѣръ, сожиганіе соломенной куклы, употребленіе въ пищу блиновъ, изображающихъ силу солнца или поворотъ съ зимы на лѣто. Точно такъ же на Троицу и на Ивановъ день соблюдается много такихъ обрядовъ: прыгаютъ черезъ огонь, поютъ пѣсни Ярилѣ, ищутъ цвѣтовъ папоротника, которые открываютъ кладъ, завиваютъ вѣнки и т. п.

Разные заговоры, нашептыванія, употребляемые знахарками при лѣченіи, берутъ начало изъ языческихъ вѣрованій предковъ, жившихъ въ глубокой древности. У малороссовъ свадебные и похоронные обряды изобилуютъ остатками того же языческаго времени, когда вѣрили въ бога-солнца или Даждь-бога, Перуна или бога молній и грозы, въ Ярилу, лѣшаго и водяного; въ покровителя скота — Велеса. На свадьбахъ изображаютъ бывшее прежде въ обычаѣ похищеніе невѣстъ изъ сосѣднихъ селъ. Съ распространеніемъ знаній всѣ эти обычаи и повѣрья выводятся, и въ деревнѣ все болѣе и болѣе распространяется городской строй жизни.

IX. Сѣверный лѣсной великорусскій край.

Когда при нашествіи татаръ былъ разгромленъ Кіевъ и другія земли, лежащія на юго-западѣ Россіи, русскій народъ могъ жить самостоятельною жизнью и спокойно развиваться только въ непривлекательномъ для кочевниковъ, суровомъ сѣверномъ лѣсномъ краѣ. На южной окраинѣ лѣсной области Россіи, въ средней части лѣсной полосы, въ области верхняго теченія Волги, Оки и ихъ притоковъ, равно какъ на высотахъ, гдѣ берутъ начало рѣки Волховъ и Нарова, среди лѣсовъ и болотъ, могли отстаивать свою независимость русскіе люди. Тутъ продолжали торговать основанные, поселившимися среди финскихъ племенъ, славянами города Новгородъ и Псковъ. Здѣсь росли города Владиміръ на Клязьмѣ и Москва — столицы княжествъ Суздальскаго и Московскаго, послѣднее, какъ извѣстно изъ исторіи, сдѣлалось мѣстомъ, изъ котораго развилось теперешнее государство Россійское. Москва подчинила себѣ постепенно Новгородъ съ захваченными имъ землями и Псковъ, а затѣмъ начала оттѣснять татаръ и присоединять къ себѣ прочія земли Россіи. Москва и лежащія вокругъ нея земли — чисто великорусскій край. Славяне, давшіе начало великороссамъ, населяя московскій край, нашли здѣсь малочисленныя финскія племена, мерю, весю и мурому, покорили ихъ и такъ смѣшались съ ними, что племена эти забыли свой языкъ и сдѣлались такими же великороссами, какъ и вступавшіе въ бракъ съ ними славяне. Какъ и славяне, финны стали земледѣльцами, но въ лѣсномъ краѣ, съ его мало-плодородной почвой, земля плохо кормила человѣка и поневолѣ онъ всегда искалъ иного заработка.

Надо думать, никогда здѣшнія княжества не достигли бы процвѣтанія, если бы не ихъ географическое положеніе. Посмотрите на карту и вы увидите, что здѣсь сходятся верховья рѣкъ, текущихъ въ Балтійское море, съ верховьями рѣкъ, текущихъ на востокъ и югъ. Здѣсь удобнѣе всего было въ старину, когда не было хорошихъ дорогъ, перевозить товары, привезенные береговъ одного моря къ другому, устраивать большіе торго-

Рис. 110. Волга. Нижній-Новгородъ. Похвалинскій съѣздъ и ярмарка.

Рис. 110. Волга. Нижній-Новгородъ. Похвалинскій съѣздъ и ярмарка.

вые склады и ярмарки. Получая сырой матеріалъ, люди здѣсь давно додумались до того, что кормиться можно не только торговлей; стали обрабатывать привозимыя сюда волокна, пряжу, и другіе матеріалы и развозить ихъ по текущимъ во всѣ стороны рѣкамъ. Продавая тамъ по высокой цѣнѣ издѣлія, народъ покупалъ на эти деньги привезенный къ нему изъ болѣе хлѣбородныхъ странъ хлѣбъ и пополнялъ недостатокъ въ хлѣбѣ. Великороссы этой части Россіи изстари стали людьми торговыми и промышленными и сохранили этотъ характеръ и до сихъ поръ.

Прежде, какъ и теперь, въ деревняхъ нашихъ торговля производилась на ярмаркахъ. Новгородъ и Псковъ славились своими ярмарками на весь сѣверъ Россіи. Теперь главный пунктъ Россіи, гдѣ лѣтомъ бываетъ самая большая ярмарка,—Нижній-Новгородъ, построенный при впаденіи рѣки Оки въ Волгу. Сюда везутъ хлѣбъ и фрукты съ низовыхъ губерній Волги, металлы съ Урала, чаи и мѣха изъ Сибири, мануфактурныя издѣлія изъ Москвы и разный европейскій товаръ съ Запада. На лѣвомъ берегу Оки, заливаемомъ весной водою, въ іюлѣ мѣсяцѣ жизнь бьетъ ключомъ. Склады и лавки полны товаромъ и на милліоны рублей совершаются торговые обороты. Прежде эти ярмарки были въ городѣ Макарьевѣ, на Волгѣ, нынѣ заброшенномъ, почему Нижегородскую ярмарку и до сихъ поръ еще зовутъ по старой памяти Макарьевской, а въ старину такъ торговали въ Суздали, Москвѣ, Псковѣ и Новгородѣ. Для удобства современной торговли край пересѣченъ густою сѣтью желѣзныхъ дорогъ, верховья рѣкъ соединены каналами. Теперь, когда ѣздить и торговать по Россіи стало безопасно, воспитанный цѣлыми поколѣніями на торговлѣ, народъ здѣшняго края предпочитаетъ заниматься ею по всей Россіи; отъ Одессы и до Иркутска, и особенно въ столицахъ, вездѣ можно видѣть, что торгуютъ купцы родомъ изъ Москвы или изъ Ярославля, Владиміра, Новгорода, и вообще большинство русскихъ купеческихъ фирмъ родомъ отсюда. Мелкіе малоденежные люди Московскаго и особенно Владимірскаго края становятся разносчиками, офенями, ходятъ съ коробами по всей Россіи, разнося товаръ по деревнямъ и селамъ.

Въ старину народъ, занявшійся обработкой привозимаго сюда сырья, работалъ у себя дома, въ деревнѣ. Такіе домашніе про-

Рис. 111. Просушка сноповъ въ пріозерной области.

Рис. 111. Просушка сноповъ въ пріозерной области.

Рис. 112. Москва. Кремль и прилегающая часть города.

Рис. 112. Москва. Кремль и прилегающая часть города.

мыслы называются кустарными, а работники — кустарями и до сихъ поръ въ нашемъ краѣ очень развиты кустарные промыслы. Въ Костромской губерніи и вообще въ лѣсахъ по Волгѣ дѣлаютъ деревянныя чашки, ложки и другую посуду, строятъ лодки, баржи даже готовыя переносныя избы и сплавляютъ ихъ вмѣстѣ съ досками на громадныхъ широкихъ баржахъ-бѣлянахъ внизъ по Волгѣ. Тамъ, гдѣ въ землѣ находятъ желѣзо, кустарнымъ путемъ приготовляютъ металлическія издѣлія: ножи, ножницы, замки и т.п. Такими издѣліями славятся, напримѣръ, въ Нижегородской губерніи села Ворсма и Павлово и окрестности города Тулы. Множество селъ занимается выдѣлкою кожи, шитьемъ сапогъ, полушубковъ и т. п. издѣлій. Такъ, выдѣлкою «романовскихъ полушубковъ» занимаются въ Ярославской губерніи въ городъ Романовѣ - Борисоглѣбскѣ, въ Тверской губерніи село Кимры шьетъ сапоги. Осташковъ, Корчева и Калязинъ славятся также кожаными издѣліями и мельницами, въ селѣ Холуй, Владимірской губерніи, занимаются иконописью. При кустарныхъ издѣліяхъ въ селахъ наблюдается раздѣленіе труда. Такъ, напри-мѣръ, в Холуѣ одни люди готовятъ для иконъ доски, другіе наводятъ на нихъ фонъ, третьи пишутъ лики святыхъ, четвертые раскрашиваютъ ихъ одежды и т. д.

По мере улучшенія дорогъ въ Россіи, по мѣрѣ накопленія капиталовъ въ рукахъ отдѣльныхъ лицъ и компаній, мало-по-малу кустарный трудъ замѣняется фабричнымъ. Среди деревень возникаютъ фабрики и заводы; еще больше строится ихъ въ городахъ и здѣсь обрабатываютъ сырые привозимые сюда продукты. Прежде больше всего обрабатывали пеньку и ленъ, и такія губерніи, какъ Псковская и Ярославская, пріобрѣли извѣстность своими полотнами. Теперь особенно много ткутъ здѣсь бумажныхъ тканей, большею частью изъ хлопка или ваты, привозимой изъ нашихъ туркестанскихъ владѣній. Московская и

Рис. 113. Москва. Храмъ Христа Спасителя.

Рис. 113. Москва. Храмъ Христа Спасителя.

Владимірская губерніи особенно изобилуютъ бумаго-ткацкими фабриками, на которыхъ работаютъ тысячи народа. Но и другихъ фабрикъ и заводовъ здѣсь не мало; фарфоровые, стеклянные, писчебумажные, химическіе находятся въ изобиліи въ Москвѣ и другихъ городахъ этого края. Въ Тулѣ есть оружейный заводъ, около Нижняго-Новгорода — машиностроительный заводъ и т. д. Такимъ образомъ, средина южной окраины лѣсной полосы, мѣсто зарожденія теперешняго Россійскаго государства, превратилась въ землю съ кипучей обрабатывающей промышленностью. Губерніи Московская, Тверская, Ярославская, Костромская, Нижегородская, Казанская, Владимірская, отчасти Смоленская, Рязанская, Тульская и Калужская могутъ быть названы торгово-промышленнымъ пространствомъ. Какъ въ древности изъ этихъ губерній во всѣ стороны по рѣкамъ развозился вырабатываемый ими товаръ и этими же рѣчными путями привозился изъ раз-

Рис. 114. Москва. Храмъ Василія Блаженнаго, сооруженъ царемъ Иваномъ Грознымъ.

Рис. 114. Москва. Храмъ Василія Блаженнаго, сооруженъ царемъ Иваномъ Грознымъ.

 

ныхъ мѣстъ сырой матеріалъ, такъ теперь къ Москвѣ, этому торгово-промышленному сердцу Россіи, сходятся всѣ главныя желѣзныя дороги. Земледѣлецъ по природѣ, здѣшній русскій человѣкъ не бросаетъ землю окончательно, но ему пришлось давно бросить прежнюю систему хозяйства и завести обычное въ Россіи трехполье. Общинная земля дѣлится на три части: одна засѣвается яровымъ, другая — озимымъ, третья отдыхаетъ. Поля здѣсь необходимо удобрять, и для улучшенія земли и поддержки скота многіе заводятъ у себя травосѣяніе. Хозяйство сельское плохо кормитъ здѣсь человѣка, оно часто не даетъ даже такого дохода, который бы позволялъ оплатить тѣ подати, которыми обложена земля. Часто эти подати въ нѣсколько разъ превосходятъ доходъ. Потому крестьянинъ охотно отказывается отъ своего надѣла и ищетъ заработка въ городѣ. Масса неимущаго народа уходитъ отсюда на такъ называемые отхожіе промыслы, главнымъ образомъ, въ столицы. Каменщики, плотники, штукатуры,

Рис. 115. Гостинопольскіе пороги на р. Волховѣ, вытекающей изъ озера Ильменя и впадающей въ озеро Ладожское. Рѣка проходитъ среди известняковыхъ породъ съ

Рис. 115. Гостинопольскіе пороги на р. Волховѣ, вытекающей изъ озера Ильменя и впадающей въ озеро Ладожское. Рѣка проходитъ среди известняковыхъ породъ съ берегами до 80 фут. высоты.

маляры, стекольщики, трактирщики, разнаго рода прислуга,— весь этотъ городской рабочій людъ поставляется этими губерніями мануфактурнаго и смежнаго съ нимъ еще менѣе плодороднаго, такъ называемаго озернаго пространства: губерніями Псковской, Петербургской, Олонецкой и Новгородской. Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, напримѣръ, Ярославской губерніи, изъ селеній уходитъ въ города большая часть мужского населенія. Въ деревняхъ остаются однѣ только бабы. Онѣ и пашутъ, и ткутъ, и косятъ, онѣ гоняютъ почту и исправляютъ служебныя обязанности вплоть до старосты включительно. Жители центрально-мануфактурнаго пространства отличаются своимъ развитіемъ и бойкостью. Многіе изъ нихъ бывали въ столицахъ, многое видали на своемъ вѣку.

Рис. 116. Водопадъ Кивачъ на рѣкѣ Сунѣ, впадающей въ Онежское озеро. Высота уступа, съ котораго падаетъ вода, 7 саж.

Рис. 116. Водопадъ Кивачъ на рѣкѣ Сунѣ, впадающей въ Онежское озеро. Высота уступа, съ котораго падаетъ вода, 7 саж.

Кто не бывалъ далеко, о многомъ наслышался отъ товарищей: его ничѣмъ не удивишь. Онъ любознателенъ, любитъ поразспросить и самъ поразсказать, не прочь пофрантить. Здѣсь давно лапти смѣнились сапогами, а домотканная одежда — фабричной покупной. Одежда городского покроя, на сапогахъ калоши и цѣпочка на жилетѣ. Если нѣтъ часовъ, франтъ готовъ замѣнить ихъ луковицей, лишь бы оправдать слова пѣсни:

А мой милый при цѣпочкѣ,

Это значитъ при часахъ.

 

Рис. 117. Ладожское озеро — величайшее изъ прѣсноводныхъ озеръ въ Европѣ; площадь его 16. 922 квадр. версты. Видъ ночью.

Рис. 117. Ладожское озеро — величайшее изъ прѣсноводныхъ озеръ въ Европѣ; площадь его 16. 922 квадр. версты. Видъ ночью.

Грамотность, городскіе обороты рѣчи, заимствованные на фабрикѣ, рѣзко выдѣляютъ здѣшняго крестьянина изъ крестьянъ сосѣднихъ областей. Но, проводя значительную часть времени въ городѣ или на фабрикѣ, онъ отдаетъ имъ лучшее время, силы и здоровье, а благодаря этому, населеніе нѣкоторыхъ губерній, напримѣръ, Ярославской, почти не увеличивается, что мы наблюдаемъ только развѣ во Франціи. Села здѣсь небольшія, избы крыты тесомъ и производятъ впечатлѣніе большой зажиточности. Край богатъ старинными городами. Вокругъ многихъ еще сохранились зубчатыя бѣлыя стѣны, а многочисленныя бѣлыя, неуклюжей архитектуры, златоглавыя церкви не только украшаютъ видъ на города издали, но и представляютъ памятники старины большого значенія. Города Москва, Владиміръ, Нижній-Новгородъ, Смоленскъ, Ярославль, Тверь, Рязань, Тула и Калуга связаны съ историческими воспоминаніями, многіе принадлежатъ къ древнѣйшимъ городамъ Россіи.


Посмотреть оригинал