Рис. 118. Растительность береговъ озеръ Новгородск. губерніи,

Рис. 118. Растительность береговъ озеръ Новгородск. губерніи.

Рис. 119. Петербургъ. Невскій проспектъ.

Рис. 119. Петербургъ. Невскій проспектъ.

На западъ отъ мануфактурно-промышленнаго края лежитъ край озерный съ губерніями Новгородской, Псковской, Олонецкой и Петербургской. Названіе озернаго онъ получилъ за изобиліе озеръ, раскиданныхъ среди его лѣсистыхъ пространствъ. Тутъ находятся самыя большія озера Европейской Россіи, Ладожское, Онежское, Чудское, Ильмень и множество другихъ. Ладожское озеро тянется съ сѣвера на югъ почти на 200 верстъ и имѣетъ ширину въ 100 верстъ. Сѣверные берега его скалисты. Воды его чисты и прозрачны, такъ что на глубинѣ 2—3 саженей можно свободно видѣть дно. Оно очень холодное и только въ августѣ температура воды его доходитъ до 10°. Около 120 дней оно сковано льдами. Въ озерной области, кромѣ названныхъ большихъ озеръ, насчитываютъ до 9.000 малыхъ. Нѣкоторыя изъ такихъ озеръ, расположенныхъ на известнякахъ, стоятъ другъ съ другомъ въ соединеніи подъ землею. Благодаря этому, они поперемѣнно то высыхаютъ, то наполняются водою. Озерная область не заселилась такъ густо, какъ промышленная. Населеніе здѣсь все собралось въ такихъ большихъ городахъ, какъ Петербургъ, Новгородъ, Исковъ, селенія же здѣсь мелки, разбросаны, и между ними тянутся обширные лѣса. Кое-гдѣ сохранились здѣсь не обрусѣвшія финскія племена, карелы и чудь. Нѣкоторыя изъ нихъ и по сіе время занимаются охотою, хотя эта охота лишь подспорье для земледѣлія. Изъ Новгородской губерніи ежегодно вывозятъ въ Петербургъ до 30.000 мертвыхъ и до 15.000 живыхъ зайцевъ, до 2.000 лисицъ, множество медвѣдей, горностаевъ и волковъ. Въ Олонецкой губерніи болѣе 10.000 человѣкъ занято охотой, которая даетъ имъ 100.000 штукъ дичи, 200.000 штукъ бѣлокъ и до 200.000 штукъ птицы. Много народа занимается рубкою лѣса, смолокуреніемъ, постройкою баржъ, столярнымъ промысломъ, рыбною ловлею въ озерахъ, въ которыхъ много вылавливаютъ мелкой рыбы-снитковъ. Но главная масса народа уходитъ въ города на фабрики и заводы. Одинъ отхожій промыселъ въ столицу беретъ 300.000 душъ ежегодно. Особенно много фабрикъ и заводовъ въ Петербургѣ. Здѣсь производятся бумажныя ткани, шерстяныя и льняныя матеріи; механическіе и машиностроительные заводы, верфи для постройки торговыхъ и военныхъ судовъ, химическіе и цементные заводы, бумажныя фабрики и заводы кирпичные—всѣ они группируются въ этомъ единственномъ крупномъ промышленномъ центрѣ озерной области и занимаютъ здѣсь болѣе 150.000 человѣкъ рабочихъ. Особенно замѣчательны здѣсь заводы Обуховскій, Путиловскій и Колпинскій. Ломка камней и добыча рудъ занимаетъ также много народа въ Олонецкой губерніи. Въ Псковской, Новгородской и Петербургской губерніяхъ

Рис. 120. Петербургъ. Петропавловская крѣпость. Рѣка Нева. Буксирный пароходъ

Рис. 120. Петербургъ. Петропавловская крѣпость. Рѣка Нева. Буксирный пароходъ

ведетъ баржи.

Рис. 121. Крестьянская изба съ падворными постройками въ Петербургской губерніи.

Рис. 121. Крестьянская изба съ падворными постройками въ Петербургской губерніи.

селенія похожи на деревни сосѣднихъ губерній промышленнаго пространства. Въ Олонецкой губерніи большихъ селеній мало, деревни раскиданы рѣдко и состоятъ изъ нѣсколькихъ дворовъ, при чемъ изба строится двухъэтажная, съ небольшой каморкой въ третьемъ этажѣ, какъ показываетъ рисунокъ.

Чѣмъ далѣе на сѣверъ, тѣмъ суровѣе становится природа сѣвернаго лѣсного края, тѣмъ труднѣе жилось здѣсь человѣку. Славяне — именно новгородцы, посѣщавшіе его съ торговыми цѣлями, селились здѣсь лишь по берегамъ большихъ рѣкъ, Сѣверной Двины, Печоры, служившихъ имъ дорогами. По берегамъ этихъ рѣкъ они пытались заниматься земледѣліемъ и скотоводствомъ. Пространства между рѣками и по сіе время остаются покрытыми густыми лѣсами и въ нихъ, какъ многія столѣтія тому назадъ, живутъ финскіе народы, занимаясь звѣроловствомъ, ставя на звѣря разныя ловушки и капканы, или охотясь на него съ ружьемъ. Такъ охотятся въ Вятской губерніи вотяки, а въ Вологодской и Архангельской — зыряне. Первые сохранили еще языческую вѣру и труднѣе другихъ инородцевъ обращаются въ христіанство. Напротивъ, зыряне обращены въ православіе, грамотны; способный, дѣловитый, склонный къ торговлѣ народъ, быстро перенимающій у русскихъ все лучшее. Избы ихъ отличаются тѣмъ, что стѣны ихъ обнесены со всѣхъ сторонъ широкими полатями, на которыхъ спятъ обитатели; надъ этими полатями, расположенными какъ нары, подъ потолкомъ продѣланы маленькія окошечки. Зыряне — ревностные охотники. Впрочемъ, въ этой сѣверо-лѣсной области и многіе русскіе занимаются охотою. Въ Архангельской губерніи насчитываютъ 12.000 охотниковъ, убивающихъ ежегодно 20.000 штукъ тюленей, 400 штукъ бурыхъ и бѣлыхъ медвѣдей, 1.000 штукъ бѣлухъ и множество бѣлокъ, лисицъ, хорьковъ и прочихъ пушныхъ звѣрей и лѣсной птицы.

Русскіе до послѣдняго времени неохотно селились на сѣверной окраинѣ лѣсного царства. Сюда уходили отъ соблазновъ міра монахи. Послѣ основанія славянами Новгорода и другихъ горо-довъ единственными поселеніями русскихъ среди инородцевъ были монастыри, и до сихъ поръ Вологодская и Архангельская губерніи изобилуютъ монастырями. Самымъ извѣстнымъ изъ такихъ монастырей является обитель свв. Зосимы и Савватія на Соловецкихъ островахъ Бѣлаго моря, привлекающая къ себѣ издалека паломниковъ. Еще менѣе заселены берега Бѣлаго моря и Ледовитаго океана. Тутъ еще живутъ первобытные финскіе оленеводы, лопари на Кольскомъ полуостровѣ и самоѣды. Русскіе пріѣзжаютъ сюда только ради рыбной ловли, которая даетъ хорошій заработокъ. Одной трески на Мурманскомъ берегу налавливаютъ въ среднемъ 600.000 пудовъ. Кромѣ трески, мурманскіе рыболовы ловятъ камбалу и палтуса, отличающихся вкуснымъ жирнымъ мясомъ. Въ рѣкахъ Бѣлаго моря ловится

Рис. 122. Улица въ деревнѣ. Петербургской губерніи; постройки высоки, просторны, крыты тесом.

Рис. 122. Улица въ деревнѣ. Петербургской губерніи; постройки высоки, просторны, крыты тесом.

много семги, а въ самомъ морѣ много сельдей и бѣлуги. На Кольскомъ полуостровѣ находятъ жемчугъ, на островѣ Колгуевѣ собираютъ гагачій пухъ. На Новой Землѣ бьютъ китовъ и моржей.

Занимающіеся рыбными промыслами поморы не живутъ на самомъ берегу Ледовитаго океана. Опыты колонизаціи этого берега не дали хорошихъ результатовъ, особенно среди русскихъ;

Рис. 123. Двухъэтажная изба въ Олонецкой губерніи.

Рис. 123. Двухъэтажная изба въ Олонецкой губерніи.

и колонистами здѣсь явились пришлые норвежцы и финны, а не то русское населеніе, которое хотѣли привлечь. Поморы, т.-е. приходящіе изъ южной части Архангельской губерніи велико-руссы, являются сюда обыкновенно лишь на лѣто въ свои становища, которыя раскиданы по всему лапландскому берегу начиная отъ Святого носа до самой норвежской границы. Становища эти представляютъ селенія съ избами для жилья и амбарами для храненія рыбы. Въ нихъ живутъ только во время лѣта. Послѣ промысловъ всѣ сѣти и рыболовныя принадлежности

 

Рис. 124. Соловецкій монастырь съ моря.

Рис. 124. Соловецкій монастырь съ моря.

запираются въ амбары; избы заколачиваются и сдаются на храненіе сторожу, обыкновенно лопарю. Большія становища, какъ, напримѣръ, Гавриловка и Териберовка имѣютъ видъ группы неправильно разбросанныхъ построекъ изъ низенькихъ жилыхъ, скорѣе землянокъ, чѣмъ избъ, амбаровъ и бань. Между этими строеніями разбросаны кучи сушеной рыбы, а повѣшенная на палки еще сушится, валяются кучи тресковыхъ головъ и вмазаны котлы, въ которыхъ топятъ жиръ. Избы представляютъ самое

Рис. 125. Трапезная въ Соловецкомъ монастырѣ.

Рис. 125. Трапезная въ Соловецкомъ монастырѣ.

печальное зрѣлище. Въ нихъ на пространствѣ двухъ квадратныхъ саженей живетъ иногда до двадцати человѣкъ, и только свѣжій воздухъ, на которомъ работаютъ поморы, позволяетъ имъ не болѣть отъ той духоты, въ которой они проводятъ ночь, и міазмовъ отъ обуви, платья и снастей, которыя тутъ же сушатся

Рис. 126. Двинскіе рыбаки.

Рис. 126. Двинскіе рыбаки.

на полкахъ. Кругомъ стѣнъ низкихъ построекъ устроены нары для сна, страшно грязныя.

Главный ловъ рыбы производится съ помощью такъ называемаго яруса или длиннаго ряда связанныхъ между собой веревокъ, къ которымъ на извѣстномъ разстояніи другъ отъ друга привязаны коротенькія тоненькія веревочки, имѣющія на концѣ стальные крючки; на крючки насаживаютъ червеобразныхъ рыбокъ, мойву и песчанку или морского червя. У себя дома поморы живутъ лучше, но сюда они возвращаются только зимою. Тутъ въ устьяхъ рѣкъ они ловятъ семгу.

Земледѣліемъ великоруссы Архангельской губерніи, не уходящіе на промыслы, занимаются только въ Шенкурскомъ уѣздѣ, но скотоводство и особенно разведеніе холмогорскаго скота процвѣтаетъ вездѣ. Въ Вологодской губерніи скотоводство развито больше, но распространенная всюду въ Россіи трехпольная система хозяйства здѣсь не вездѣ еще смѣнила первобытную подсѣчную. Только

Рис. 127. Ивангородъ противъ Нарвы, старинная крѣпость, основанная въ 1422 году для защиты края отъ ливонцевъ.

Рис. 127. Ивангородъ противъ Нарвы, старинная крѣпость, основанная въ 1422 году для защиты края отъ ливонцевъ.

на юго-западѣ Вологодской губерніи вводится четырехполье, культура льна и травосѣяніе, равно какъ и молочное хозяйство. Здѣсь насчитываютъ свыше 260 маслодѣльныхъ и сыроваренныхъ за-водовъ, отправляющихъ свои продукты въ Петербургъ и Москву.

Изъ кустарныхъ промысловъ надо упомянуть объ издѣліи сундуковъ и шкатулок въ Великомъ Устюгѣ, изготовленіе деревянной посуды, а в Вологодскомъ и Грязовецкомъ уѣздахъ — выдѣлка кружевъ. Быстро развивается лѣсопильное дѣло, смолокуреніе и моховинокуреніе. Цѣлыми плотами сплавляются доски въ Архангельскъ, по рѣкамъ Мезени, Онегѣ и Кеми, на которыхъ работаетъ больше 30 лѣсопильныхъ заводовъ, на многихъ заводахъ работаетъ болѣе 1.000 человѣкъ рабочихъ. Въ Устюжскомъ уѣздѣ, Вологодской губерніи, развивается полотняная мануфактура.

Русское населеніе юга Архангельской и Вологодской губерній сохранило чистоту рѣчи и типа. Это рослый, стройный и красивый народъ. Онъ сохранилъ множество древнихъ обычаевъ, пѣсенъ и былинъ и стародавній покрой одежды. Но города здѣшніе незначительные, деревянные и невзрачные.

Сѣверный лѣсной великорусскій край можно раздѣлить на нѣсколько областей:

I. Пріозерную область. Въ ней губерніи: 1) Петербургская съ городами: Петербургъ-столица, Петергофъ, Шлиссельбургъ, Кронштадтъ, Нарва и Царское Село. 2) Новгородская: гг. Новгородъ, Старая Русса, Валдай, Боровичи. 3) Псковская: гг. Псковъ, Холмъ, Великія Луки. 4) Олонецкая: гг. Петрозаводскъ, Каргополь, Повѣнецъ, Вытегра.

II. Сѣверная область съ губерніей Архангельской: гг. Архангельскъ, Холмогоры, Пинега, Кемь.

III. Камско-Двинская область: 1) г. Вятская: г. Вятка, 2) г. Вологодская: гг. Вологда, Великій Устюгъ, Сольвычегодскъ и Усть-Сысольскъ.

Рис. 128. Петергофскій дворецъ и фонтаны.

Рис. 128. Петергофскій дворецъ и фонтаны.

 

Рис. 129. Городъ Ростовъ, Ярославской губерніи.

Рис. 129. Городъ Ростовъ, Ярославской губерніи.

IV. Промышленная область: 1) Московская губ.: гг. Москва, Коломна, Серпуховъ, посады Троицкій и Павловскій, Троицко-Сергіевская лавра. 2) Владимірская губ.: гг. Владиміръ, Ивановъ-Вознесенскъ, Шуя, Суздаль, слобода Холуй. 3) Ярославская губ.: гг. Ярославль, Рыбинскъ, Ростовъ, Молога, Угличъ. 4) Тверская губ.: гг. Тверь, Вышній-Волочокъ, Торжокъ, Кимры. 5) Нижегородская губ.: гг. Нижній-Новгородъ, Васильсурскъ, села Ворсма, Павлово.

 

X. Великорусская область степей.


Пока татары господствовали въ степной полосѣ Россіи, Русское государство должно было развиваться въ лѣсной половинѣ восточной Европы. Открытая степь легко подвергалась нападенію врага и Рязанское княжество, расположенное на границѣ лѣса и степи, было постоянно жертвою татарскихъ набѣговъ. Но какъ только сломлено было татарское могущество, черноземныя степи стали плодородіемъ своимъ привлекать поселенцевъ. Одни изъ нихъ добровольно селились среди умиротворенныхъ татаръ, другихъ селило сюда правительство. Сюда же въ степь уходили всѣ недовольные порядками московскаго государства. Эти люди шли только подальше къ югу къ берегамъ Азовскаго и Каспійскаго морей, образуя вольное донское и волжское казачество, прославившееся своими набѣгами на турокъ и татаръ, но не щадившее и своихъ соотечественниковъ. Такъ постепенно заселилась великороссами восточная половина нашихъ черноземныхъ степей. Въ заселеніи этомъ ясно выдѣлились двѣ полосы: сѣверная, пограничная съ древнимъ московскимъ государствомъ, заселенная правительствомъ еще до Петра Великаго, куда вошли теперешнія губерніи: Курская, Орловская, Воронежская, Тамбовская, Пензенская и Симбирская, и южная окраина — земля Войска Донского, Саратовская и Самарская, куда шла всякая вольница и которую правительство начало заселять, главнымъ образомъ, во времена Екатерины II. Сѣверная полоса есть полоса предстепья. Здѣсь нѣкогда было много лѣсовъ и въ лѣсахъ этихъ, какъ въ Симбирской, Пензенской и даже на сѣверѣ Самарской губерніи жили еще финскія племена, главнымъ образомъ, мордва. На степи осѣдали татары. И тѣ и другіе въ названныхъ губерніяхъ еще сохранились не обрусѣвшими. Между ними позже стали селиться русскіе и какъ здѣсь, такъ и въ болѣе западныхъ губерніяхъ сильно истребили лѣса и распахали степи, такъ что теперь въ противоположность промышленному пространству, еще богатому перелѣсками, черноземная Великороссія сильно распахана и поля покрываютъ большую часть здѣшней равнины. Населеніе занято

Рис. 130. Орелъ. Общій видъ города

Рис. 130. Орелъ. Общій видъ города

почти всецѣло земледѣліемъ и обликъ здѣшняго народа рѣзко отличается отъ того, что мы видѣли на сѣверѣ. Народъ здѣсь тяжелый, мало поворотливый и неразвитой. Грамотныхъ мало, предразсудки и суевѣрія наполняютъ головы невѣжественныхъ людей, живущихъ своею сельскою жизнью и не знающихъ и мало интересующихся тѣмъ, что дѣлается вокругъ. Черноземная плодородная почва даетъ здѣсь хорошіе урожаи хлѣбовъ, особенно пшеницы. Тѣмъ не менѣе, народъ живетъ здѣсь чрезвычайно бѣдно и грязно, рѣзко выдѣляясь какъ среди крестьянъ промышленнаго пространства, такъ и среди сосѣднихъ съ ними малороссовъ. Во многихъ мѣстахъ народъ сохранилъ еще свою древнюю одежду: мужики еще носятъ лапти, домотканные холщевые штаны и длинныя до колѣнъ рубахи, бабы — сарафаны и на головахъ кички. Избы деревянныя съ двускатною кровлею

Рис. 131. Воронежъ. Общій видъ города.

Рис. 131. Воронежъ. Общій видъ города.

кроются соломою. Онѣ тѣсны, грязны; во многихъ деревняхъ не имѣютъ трубъ и топятся по-черному, при чемъ во многихъ зимою, неимѣніемъ теплыхъ помѣщеній для скота, можно увидѣть скотъ и людей въ одной комнатѣ.

Покосившіеся на бокъ ряды ветхихъ крытыхъ соломою избъ, составляющихъ неукрашенную деревьями и садами деревенскую улицу, производятъ грустное впечатлѣніе и только вѣтряныя мельницы, во множествѣ построенныя около селеній, нѣсколько разнообразятъ грустный ихъ видъ. Лѣсъ дорогъ и во многихъ

Pиc. 132. Александровскій Сызранскій на Волгѣ мостъ, до 11/2 версты въ длину, самый длинный мостъ въ Европѣ, имѣетъ 13 пролетовъ, построенъ въ царствованіе

Pиc. 132. Александровскій Сызранскій на Волгѣ мостъ, до 11/2 версты въ длину, самый длинный мостъ въ Европѣ, имѣетъ 13 пролетовъ, построенъ въ царствованіе Александра II

мѣстахъ погорѣлъ, крестьяне предпочитаютъ строить крытыя соломою же избы изъ кирпича, столь же тѣсныя и грязныя.

Не сладко живется здѣшнему народу. Больше чѣмъ гдѣ-либо въ Россіи приходится ему недоѣдать. Главною причиною недоѣданія этого, когда обыкновенно своего хлѣба не хватаетъ до Рождества, является малоземелье. Черноземная полоса Россіи — страна крупныхъ помѣстій. Арендная плата за землю здѣсь высока, рабочіе цѣнятся очень низко, крестьяне же сидятъ большею частью на необыкновенно маленькихъ надѣлахъ. Они не превышали у большинства селъ 1 1/2 десятины во время освобожденія отъ крѣпостного права, теперь же, когда населеніе умножилось, они доходятъ до нѣсколькихъ сотъ саженъ. Промысловъ мѣстныхъ и фабрикъ почти нѣтъ. Поневолѣ приходится или арендовать землю у помѣщика по очень высокой цѣнѣ и жить впроголодь, или уходить работать на сторону. Эта черноземная полоса Великороссіи ежегодно высылаетъ на югъ Россіи, на Кавказъ и въ западную Сибирь множество чернорабочихъ. Это не тѣ бойкіе отхожіе промыслы, какіе мы видимъ въ промышленномъ пространствѣ, гдѣ люди шли въ большіе города и, хотя и портились тамъ, но зато и научались многому полезному. Отсюда народъ идетъ работать тяжелую работу — косить хлѣбъ и траву и исполнять работы батрака. Крупныя деньги платятся этимъ рабочимъ въ горячее время, но рѣдко когда онѣ идутъ въ прокъ. Водка, выпивка за компанію поглощаетъ большую часть заработка, и рабочій возвра-

Рис. 133. Утесъ «Дѣвья гора» въ Жегулевскихъ горахъ на Волгѣ; видны пласты известняковъ, изъ которыхъ сложены Жегулевскія горы.

Рис. 133. Утесъ «Дѣвья гора» въ Жегулевскихъ горахъ на Волгѣ; видны пласты известняковъ, изъ которыхъ сложены Жегулевскія горы.

 

Рис. 134. Царевъ курганъ въ Жѳгулевскихъ горахъ—составленъ изъ тѣхъ же твердыхъ пластовъ известняковъ, которые слагаютъ Жегулевскія горы.

Рис. 134. Царевъ курганъ въ Жѳгулевскихъ горахъ—составленъ изъ тѣхъ же твердыхъ пластовъ известняковъ, которые слагаютъ Жегулевскія горы.

щается домой тѣмъ же нищимъ, да еще съ вымотанными силами и испорченнымъ здоровьемъ. Остающіеся дома ведутъ хозяйство по трехпольной системѣ, но истощенныя частою пахотою поля пашутся плохо, а на выбитыхъ паровыхъ ноляхъ, гдѣ за недостаткомъ выгоновъ пасутъ скотъ, послѣдній живетъ впроголодь, какъ и его хозяева. Зимой скотъ кормятъ соломою и онъ отъ та-кого корма ослабѣваетъ настолько, что его приходится весною выталкивать на пастбища, такъ какъ самъ онъ не имѣетъ силъ на нихъ итти. Несмотря на такія тяжелыя условія земледѣлія, народъ здѣсь сильно множится, много сильнѣе, чѣмъ на сѣверѣ, и избытокъ его выселяется въ Сибирь и на Кавказъ. Тамбовскіе молокане вездѣ извѣстны на Кавказѣ и въ Крыму какъ хорошie извозчики, но главная масса народу уходитъ на востокъ, такая же невѣжественная, грязная и забитая, такъ что сибиряки неохотно принимаютъ ихъ въ свою среду, говоря: «налѣзла сюда эта грязная Россія, житья отъ нея нѣту».

Гораздо лучше устроились великороссы южнѣе, гдѣ они селилисъ сами по своему усмотрѣнію. Таковы казаки области войска Донского, разселившіеся по берегамъ Дона вплоть до впаденія его въ Азовское море. Донцы давно оставили свой вольный полуразбойничій образъ жизни, принявъ въ среду свою массу мирныхъ землевладѣльцевъ. Со временъ Петра Великаго они вошли въ составъ Россійскаго государства, но до сихъ поръ находятся на особомъ положеніи. Селенія ихъ называются станицами и управляются избираемыми казачьимъ кругомъ атаманами. Вмѣсто уѣздовъ здѣсь округа, управляющіеся выборными же окружными атаманами. Само войско управляется наказнымъ атаманомъ, назначаемымъ изъ Петербурга, хотя собственно начальникомъ или атаманомъ войска считается наслѣдникъ престола. Между казаками есть дворяне и простые казаки; но какъ тѣ, такъ и другіе обязаны отбывать воинскую повинность, являться на службу со своимъ конемъ и амуниціей и считаются на службѣ до сорокалѣтняго возраста; при этомъ отъ времени до времени призываются на военный сборъ. Казаки станицы составляютъ общину, и каждый ея членъ имѣетъ земельный надѣлъ 12—15 десятинъ. При такомъ надѣлѣ казаки могли бы жить довольно зажиточно, но военная служба отрываетъ ихъ отъ хозяйства и дѣлаетъ худшими земледѣльцами, чѣмъ селящіеся среди нихъ крестьяне, которыхъ они зовутъ иногородними. Въ войскѣ Донскомъ, кромѣ обыкновенныхъ нашихъ хлѣбовъ, баштановъ съ дынями, арбузами и подсолнечникомъ, разводятъ на ряду съ садами фруктовыхъ деревьевъ виноградъ, и станицы Цимлянская и Раздорская, расположенныя по рѣкѣ Дону, славятся своими шипучими винами.

Въ западной части области проходятъ отроги Донецкаго кряжа, славящіеся своимъ каменнымъ углемъ. Грушевскій антрацитъ славится на всю Россію. На востокѣ еще до сихъ поръ сохранились здѣсь цѣлинныя степи и на нихъ разводятъ много

Рис. 135. Городъ Симбирскъ на правомъ берегу Волги на высотѣ 80 саженъ

Рис. 135. Городъ Симбирскъ на правомъ берегу Волги на высотѣ 80 саженъ надъ уровнемъ рѣки.

 

Рис. 136. Макарьевская пустынь вблизи Казани, на прав. берегу рѣки Свіяги, при

Рис. 136. Макарьевская пустынь вблизи Казани, на прав. берегу рѣки Свіяги, при впаденіи ея въ Волгу.

 

скота. Донскія лошади извѣстны своею быстротою и выносливостью, а калмыцкая порода скота — устойчивостью. Коневодствомъ занимаются, впрочемъ, не одни донскіе казаки. Крупные земле-владѣльцы и купцы имѣютъ конскіе заводы и въ болѣе сѣверныхъ губерніяхъ. Такъ на всю Россію славятся орловскіе рысаки и воронежская порода лошадей, такъ называемые битюги. Въ устьяхъ рѣки Дона казаки занимаются рыболовствомъ. Вообще селенія области войска Донского отличаются большею зажиточностью, чѣмъ въ сѣверныхъ губерніяхъ. Бѣленькіе домики ихъ часто окружены садами и напоминаютъ постольку же селенія Малороссіи, сколько и русскія деревни. Въ большихъ селеніяхъ есть хорошія читальни и школы, и сами казаки, бывая на службѣ въ Петербургѣ и другихъ частяхъ Россіи, развязнѣе и бойчѣе крестьянскаго населенія черноземнаго великорусскаго края. Помня свое историческое прошлое, они относятся нѣсколько свысока какъ къ великорусскимъ, такъ и малорусскимъ крестьянамъ и до сихъ поръ считаютъ себя за нѣчто отдѣльное отъ остального русскаго народа, Главными городами ихъ области являются Новочеркасскъ и большой торговый городъ Ростовъ-на-Дону, а также наполовину населенный греками портъ Таганрогъ на Азовскомъ морѣ.

На востокъ отъ области Войска Донского лежатъ по правому и лѣвому берегу Волги губерніи Саратовская и Самарская съ главными городами того же имени. Хотя и здѣсь главное населеніе, великороссы, зажиточнѣе, чѣмъ въ другихъ областяхъ, но дальнѣйшее ихъ разселеніе сильно стѣснено нѣмцами, многочисленныя колоніи которыхъ устроены на югѣ Самарской губерніи и раскиданы во многихъ частяхъ Саратовской губерніи. Получивъ по 50 десятинъ на душу, а иногда и готовые отстроенные дворы, нѣмцы сразу были устроены такъ хорошо, какъ никогда и не снилось русскимъ. Избавленные отъ солдатчины и всѣхъ повинностей и лихоимства мѣстныхъ властей, только тѣ изъ нихъ, кто были пьяницами и лѣнтяями, не разбогатѣли. Нѣкоторыя колоніи превратились въ цвѣтущіе городки, весьма благоустроенные. Въ другихъ разбогатѣвшіе крестьяне скупили у сосѣднихъ помѣщиковъ ихъ земли и живутъ господами, на которыхъ работаютъ

Рис. 137. Казань. Общій видъ города.

Рис. 137. Казань. Общій видъ города.

приходящіе съ сѣвера безземельные крестьяне. Пріобрѣтенье земли для крестьянъ стало невозможно, и изъ Саратовской и Самарской губерній теперь уходятъ, какъ и изъ сосѣднихъ губерній, множество переселенцевъ, а нѣмцы, будучи богаче и размножаясь быстрѣе, чѣмъ русскіе, получаютъ все большее и большее преобладаніе въ Саратовской и Самарской губерніяхъ. Живя сплоченно, имѣя свое устройство, свои школы и банки, они совершенно независимы. Во многихъ колоніяхъ не знаютъ даже по-русски, а женщины и вообще не считаютъ нужнымъ изучать этотъ языкъ. Изъ большихъ нѣмецкихъ селеній особенно замѣчательны Ровное и Сарепта на Волгѣ и Урбахъ. Изъ русскихъ городовъ въ Саратовской губерніи, кромѣ Саратова, Царицынъ. Саратовская и Самарская губерніи, несмотря на черноземную почву, страдаютъ часто отъ засухъ, и неурожаи, вызванные этими засухами, вызываютъ еще большее стремленіе къ переселенію, къ которому побуждаетъ населеніе и вздорожаніе земель, вызванное скупкою ихъ нѣмецкими землевладѣльцами.

Важнѣйшіе губерніи и города великорусской области степей:

Орловская губ.: г. Орелъ, Елецъ, Брянскъ.

Тульская губ.: гг. Тула, Епифанъ.

Рязанская губ.: гг. Рязань, Ряжскъ.

Тамбовская губ.: гг. Тамбовъ, Козловъ, Моршанскъ, Бо-рисоглѣбскъ, Липецкъ.

Пензенская губ.: г. Пенза.

Воронежская губ.: г. Воронежъ; слободы: Хрѣновка, Алексѣевка и Батурлиновка.

Курская губ.: гг. Курскъ, Путивль, Бѣлгородъ.

Симбирская губ.: гг. Симбирскъ, Сызрань.

Казанская губ.: гг. Казань, Тетюши, Чистополь.

Саратовская губ.: гг. Саратовъ, Хвалынскъ, Камышинъ, Царицынъ.

Самарская губ.: гг. Самара, Сызрань.

Область Войска Донского: гг. Новочеркасскъ, Ростовъ-на-Дону, Нахичевань (армянская колонія), Таганрогъ; станицы: Цимлянская, Раздорская.

XI. Пріуральскій край.

На крайнемъ востокѣ Европейской Россіи тянется съ сѣвера на югъ хребетъ Уральскихъ горъ. Въ древности ихъ называли Каменнымъ поясомъ или Рифейскими горами. Въ противоположность Кавказу, Уральскія горы невысоки. Это размытые водою остатки когда-то бывшихъ высокихъ горъ, отъ которыхъ остались только гряды каменныхъ утесовъ, «сопокъ» и камней, раздѣленные широкими продольными и поперечными

долинами. Въ средней своей части Уралъ такъ низокъ и ровенъ, что поперекъ его проведена желѣзная дорога, безъ выемокъ и тоннелей, а на почтовомъ трактѣ, его пересѣкающемъ, нужно было поставить столбъ, чтобы обозначить, гдѣ кончается Европа и начинается Азія, такъ незамѣтенъ подъемъ и спускъ на хребтѣ, служащемъ границею этихъ двухъ частей свѣта. Къ сѣверу и югу горы становятся выше, но нигдѣ нѣтъ вершинъ, покрытыхъ

вѣчными снѣгами. Вершины горъ здѣсь усыпаны щебнемъ, на который постепенно разсыпаются скалы, и щебень этотъ покрытъ лишайниками и ягелями.

Уралъ принято дѣлить на сѣверный, средній и южный. На сѣверномъ Уралѣ находится самая высокая вершина его Тель-

Рио. 138. Уралъ. Путь къ Таганаю. Кряжъ Большой и Малый Таганай въ 20 вер. отъ Златоуста. Гребни горъ очень причудливы и живописны.

Рио. 138. Уралъ. Путь къ Таганаю. Кряжъ Большой и Малый Таганай въ 20 вер. отъ Златоуста. Гребни горъ очень причудливы и живописны.

посъ-Исъ. Она имѣетъ немного болѣе 1 1/2 версты высоты. Отъ сѣвернаго Урала, начинающагося у Карскаго моря вершиною Константиновскій камень, отходитъ отрогъ Пай-хой, продолженіемъ котораго будутъ острова Новая Земля. Южнѣе отъ него же тянется на западъ къ полуострову Канину невысокій Тиманскій кряжъ. Въ немъ была найдена нефть. Сѣверный Уралъ имѣетъ угрюмый непривѣтливый видъ. Это самая холодная область Европейской Россіи съ чисто - сибирскимъ обликомъ природы. Густая тайга одѣваетъ его склоны, дѣлая ихъ трудно проходимыми. До сихъ поръ онъ мало изслѣдованъ и населенъ звѣроловческими племенами и самоѣдами.

Средній Уралъ — самая узкая и низкая часть хребта. Только сѣверныя части его болѣе возвышены. Тамъ онъ имѣетъ видъ хребта со скалистыми вершинами, изъ коихъ замѣчательны Денежкинъ камень и Конжаковскій камень. Средній Уралъ называютъ также руднымъ, такъ какъ онъ очень богатъ разными минералами и самоцвѣтными камнями. Здѣсь находятъ золото, платину, мѣдную руду (иногда въ видѣ глыбъ цѣннаго зеленаго камня — малахита). Желѣзомъ эти горы очень богаты. Цѣлыя сопки состоятъ здѣсь изъ магнитнаго желѣзняка, какъ, напримѣръ, гора Благодать. Кромѣ того, мраморъ, порфиръ, яшма, аметисты, топазы, изумрудъ, яхонты, изрѣдка даже алмазы находили въ среднемъ Уралѣ. Въ нѣдрахъ его западныхъ склоновъ находятъ много каменнаго угля. Растительностъ средняго Урала еще сѣверная и состоитъ изъ хвойныхъ деревьевъ.

Южный Уралъ вскорѣ раздѣляется на 3 параллельныя вѣтви. Тутъ выдаются горы Иремель и Яманъ-тау. На югѣ къ нему примыкаетъ возвышенность Общій Сыртъ. Южный Уралъ круто обрывается на своей восточной сторонѣ передъ Сибирскою равниною, изъ которой выступаютъ разбросанныя по ней гранитныя скалы, называемыя палатками. Южный Уралъ также богатъ минералами. Между прочимъ, около Илецкой Защиты находятъ громадныя скопленія каменной соли. Дальше Уралъ тянется на юго-востокъ въ видѣ высотъ Мугоджарскихъ.

Среди горъ южнаго Урала расположено множество красивыхъ озеръ. Такія же озера расположены и къ востоку отъ него по Сибирской степи. На южномъ Уралѣ господствуетъ не одна тайга; здѣсь попадаются и заросли широколиственныхъ деревьевъ: дуба, липы, клена, береста и обрамленные разнообразными лѣсами берега горныхъ озеръ необыкновенно живописны. Не даромъ этотъ край называется русской Швейцаріей.

Южные отроги Урала постепенно переходятъ въ степь. Съ Урала берутъ начало многія рѣки. Въ Каспійское море течетъ пограничная между Азіей и Европой рѣка Уралъ, на востокъ направляются притоки Иртыша, Тура, Тоболъ и др. На западъ притоки Камы и Печоры.

Сѣверная часть Урала лежитъ въ предѣлахъ Архангельской и Вологодской губерній. Русскаго населенія тамъ мало. Живутъ тамъ вогулы, зыряне, а на самомъ сѣверѣ — самоѣды. Первые два

Рис. 139. Уралъ. Малыя розсыпи вблизи Б. Таганая

Рис. 139. Уралъ. Малыя розсыпи вблизи Б. Таганая

Рис. 140. Уралъ. Откликной гребень и Малый Таганай.

Рис. 140. Уралъ. Откликной гребень и Малый Таганай.

народа промышляютъ, главнымъ образомъ, охотою, живя въ непролазной тайгѣ. Какъ и въ Архангельской губерніи вообще, охота на различнаго звѣря производится самымъ различнымъ способомъ.

Южныя и среднія части Урала составляютъ такъ называемое Уральское пространство. Тутъ находятся губерніи Пермская, Уфимская и сюда же съ большимъ правомъ можно причислить Оренбургскую. Иногда относятъ сюда же и Вятскую губернію. Нѣкоторыя изъ этихъ губерній, какъ видно на картѣ, не только переходятъ на восточные склоны горъ, но и занимаютъ часть Сибирской равнины. Такимъ образомъ восточная, административная граница Европейской Россіи не совпадаетъ съ границами Европы, но захватываетъ маленькій кусочекъ Азіи.

Пріуральскій край населенъ гораздо слабѣе сосѣднихъ съ нимъ. Въ немъ въ среднемъ всего 12 человѣкъ на одну квадратную версту. Обиліе лѣсовъ, горъ и болотъ не благопріятствуетъ его заселенію. Главную часть населенія и здѣсь составляютъ великороссы, но къ нимъ примѣшано много финскихъ народностей — пермяковъ, вогуловъ, вотяковъ, черемисъ, равно какъ и тюрковъ — башкиръ и татаръ. Первые, звѣроловы, немногочисленны и преобладаютъ на сѣверѣ, вторые по численности не уступаютъ русскимъ и господствуютъ на югѣ. Впервые въ этомъ краѣ русскіе поселились въ ХII вѣкѣ, сперва на Волгѣ, а потомъ на Камѣ, но правильная колонизація края началась со второй половины XVI вѣка, когда сольвычегодскіе купцы Строгановы получили въ свое владѣніе земли по Камѣ и Чусовой и завели здѣсь солеварни. Они привлекали сюда людей, но къ нимъ шли обыкновенно бѣглые крестьяне, бродяги и раскольники.

Съ Петра Великаго началось здѣсь заводское дѣло, и сюда перереселяли крестьянъ, приписывая ихъ къ заводамъ въ качествѣ рабочихъ. Эти заводскіе и мастеровые люди и являются ядромъ здѣшняго русскаго населенія. Они владѣютъ небольшими участками сѣнокосной лѣсной земли, но хлѣбопашествомъ не занимаются, такъ какъ заводская работа не даетъ для того времени. Это заводское населеніе отличается отъ русскаго крестьянства относительнымъ благосостояніемъ. Въ поселкахъ около завода большіе деревянные дома, окруженные разными хозяйственными постройками. Большинство уральскихъ заводовъ похожи одинъ на другой. Они расположены на склонахъ горъ вокругъ пруда, составляющаго необходимую принадлежность каждаго завода. Пруды эти бываютъ часто болѣе версты въ длину или ширину. У плотины такого пруда стоятъ фабричныя зданія съ безчисленными трубами, доменныя печи, кучи руды и т. п. По близости зданія конторы, больницы, аптеки, помѣщенія управляющаго. Неподалеку отсюда станція и заводская церковь. Отъ плотины, какъ отъ центра, ведутъ во всѣ стороны улицы, прямыя, широкія, длинныя и довольно опрятныя. Онѣ обстроены чистенькими домиками въ 3, 4, 5 и болѣе оконъ, нерѣдко двухъ-

Рис. 141. Уралъ. Развѣдочный станъ Ахтенскаго рудника.

Рис. 141. Уралъ. Развѣдочный станъ Ахтенскаго рудника.

этажными, иногда каменными съ раскрашенными ставнями и тесовыми крышами.

Наравнѣ съ этими заводскими селеніями существуютъ и земледѣльческія, обликъ которыхъ представляетъ нѣчто среднее между селеніями Россіи и Сибири. Несмотря на громадныя минеральныя богатства Урала, главнымъ занятіемъ остального населенія и до сихъ поръ особенно на югѣ остается земледѣліе и здѣсь уже не крупные землевладѣльцы, а крестьяне производятъ хлѣба больше, чѣмъ могутъ потребить сами, а потому вывозятъ въ другія области Россіи. Въ непроходимыхъ лѣсахъ сѣвера и на горахъ

Рис. 142. Уралъ. Бакалъ. Общій видъ рудника и станціи.

Рис. 142. Уралъ. Бакалъ. Общій видъ рудника и станціи.

преобладаетъ звѣроловство. Лучшими охотниками здѣсь считаются вогулы. Лѣсные промыслы, смолокуреніе, добыча угля, а также бортевое пчеловодство играютъ здѣсь роль.

Въ настоящее время на Уралѣ насчитывается болѣе 100 чугуноплавильныхъ и желѣзодѣлательныхъ заводовъ и 5 мѣдноплавильныхъ, разрабатывается 850 розсыпей золота и около 100 платиновыхъ пріисковъ. Изъ желѣзныхъ заводовъ наиболѣе извѣстны Кушвинскій, около горы Благодати, Нижне-Тагильскій и въ Екатеринбургѣ Верхне-Исетскій, южнѣе Богословскій и заводы Перми и Златоуста. Золото и драгоцѣнные камни разыскиваются обыкновенно частными предпринимателями, такъ называемыми старателями. Пермская губ.: гг. Пермь и Екатеринбургъ. Уфимская губ.: гг.Златоустъ и Уфа. Оренбургская губ.: г. Оренбургъ и Илецкая Защита.

XII. Низовья Волги.

Низовья Волги по своей природѣ и по образу жизни людей представляютъ особую область Россіи, занятую, главнымъ образомъ, Астраханской губерніей, хотя болѣе точныя границы области не совпадаютъ вполнѣ съ границами этой губерніи, а съ древнимъ берегомъ того моря, которое покрывало когда-то эту область. Когда-то сѣверъ Россіи былъ покрытъ круглый годъ льдами и Каспійское море, переполненное стекавшими въ него водами, выходило далеко за предѣлы нынѣшнихъ береговъ и заливало всю юго-восточную часть Россіи. Берегами его служили возвышенности Ергеней и Общаго Сырта, ихъ обрывы обозначаютъ и до сихъ поръ границы покинутаго морского дна бывшаго Каспія. На этомъ бывшемъ днѣ Каспія вся природа иная, чѣмъ въ черноземной степи. Это — область полупустыни. Покинутое дно не успѣло еще покрыться растеніями черноземныхъ степей, а пригодно лишь для полыней и подобныхъ имъ низко-рослыхъ растеній пустыни. Онѣ не покрываютъ степи густымъ дерномъ, какъ въ степяхъ, а растутъ вразбросъ кое-гдѣ, оставляя большія пространства желтобурой, песчано-глинистой почвы ничѣмъ не заросшими. Только раннею весною растутъ на этихъ пространствахъ чахлые, бѣлые тюльпаны и мелколистыя (однолѣтнія) травы, лѣтомъ сжигаемыя солнцемъ и разносимыя вѣт-ромъ въ видѣ пыли. Если смотрѣть на степь лѣтомъ съ возвышенія, то она кажется сѣдой, такъ какъ издали сѣрый цвѣтъ полыней и имъ подобныхъ растеній, сливаясь съ тономъ желто-бурой почвы, придаетъ степи бѣловато-желтый оттѣнокъ.

Тутъ и тамъ раскиданы по поверхности степи темными пятнами солонцы. Одни изъ нихъ поросли черно-зелеными низкими кустиками и такого же цвѣта стелющагося по землѣ солончаковаго растенія камфорсомы. Другія покрыты настоящими растеніями — солянками, съ жирными толстыми похожими на мясистыя иглы листочками. Растенія эти лишь поздно лѣтомъ начинаютъ расти и тогда образуютъ луговины сочной зелени. Часто солянки раскиданы по бѣлой, какъ снѣгъ, поверхности соли, покрывающей солонцы. Осенью солянки принимаютъ цвѣта розовый и фиолетовый и солонецъ кажется пестрымъ ковромъ. Въ жаркіе же лѣтніе дни здѣсь часто бываютъ марева, или миражи. Воздухъ дрожа отражаетъ небо и кажется, что вмѣсто солонцовъ передъ вами лежать обширныя озера воды.

Впрочемъ, здѣсь есть и дѣйствительныя озера. Вдоль подножья Ергеней тянется рядъ солоноватыхъ т. наз. Сарпинскихъ озеръ, черезъ которыя проходитъ наполовину усыхающая рѣчка Сарпа. На лѣвомъ берегу Волги лежатъ два большія озера, Эльтонское и Баскунчакское. Въ нихъ осаждается соль, которую здѣсь собираютъ и развозятъ во всѣ концы Россіи. Кромѣ этихъ двухъ соляныхъ озеръ, здѣсь есть много меньшихъ. Кромѣ поваренной соли, осаждается горькая и другія соли, которыя вымываются водою изъ почвы и осаждаются въ этихъ озерныхъ углубленіяхъ. Особенно много озеръ у самыхъ береговъ Каспійскаго моря. Берега здѣсь окаймлены множествомъ маленькихъ островковъ, между которыми находятся мелкіе и узкіе протоки. Далѣе отъ устьевъ Волги суша изрѣзана узкими заливчиками т. наз. ериками и усѣяна продолговатыми озерами. Эти озерки астраханскіе жители зовутъ ильменями, если вода въ нихъ прѣсная, и озерами, если вода солоновата. Нѣкоторыя изъ нихъ окружены камышами.

Не менѣе озеръ характерны для степи сыпучіе пески. Въ низовьяхъ Волги часты сильные суховѣи и рѣдки дожди. Если почва распахана или долгое время на одномъ и томъ же мѣстѣ пасется скотъ, сухая почва разрыхляется настолько, что вѣтеръ выдуваетъ изъ нея всѣ мелкія частички. При сильныхъ вѣтрахъ носится въ воздухѣ такое количество пыли, что она, какъ сухая мгла, наполняетъ воздухъ и съ трудомъ сквозь нее различаешь человѣка на разстояніи 20 шаговъ. Оставшіяся на землѣ болѣе тяжелыя частички песка, носимыя вѣтромъ, постепенно нагромождаются въ видѣ полулунныхъ холмиковъ, называемыхъ барханами, которые затѣмъ соединяются въ видѣ грядъ красноватыхъ песковъ, и страна становится похожей на волнистое песчаное море.

На многія версты тянутся такіе пески по обѣ стороны Волги: на правомъ берегу близъ станицъ Дурновской и Лебяжинской, на лѣвомъ около Ханской Ставки. Эти пространства совсѣмъ необитаемыя. Пески здѣсь лишь кое-гдѣ трудно зарастаютъ растительностью, большею же частью они двигаются по степи въ ту сторону, куда подуетъ вѣтеръ. Дно бывшаго Каспія мало пригодно для хлѣбопашества и только на небольшихъ холмахъ или, какъ ихъ здѣсь именуютъ — горахъ, Большомъ и Маломъ Богдо, бывшихъ когда-то островами, есть кое-какія растенія нашихъ черноземныхъ степей. Въ этихъ степяхъ люди занимаются скотоводствомъ. Русскій человѣкъ, пріѣхавши сюда, видитъ стада верблюдовъ, калмыцкой породы лошадей, рогатый скотъ и большія стада овецъ, пасущихся здѣсь и тамъ. Много и дикихъ животныхъ, несмотря на сильное истребленіе, сохранилось въ здѣшнихъ степяхъ. Антилопы сайги бѣгаютъ здѣсь стадами, степные орлы охотятся на змѣй, которыми изобилуетъ степь, но больше всего здѣсь сусликовъ. Ихъ норки и кучки выброшенной ими земли усѣиваютъ степь. На поверхностяхъ этихъ кучекъ бѣлѣютъ выброшенныя сусликами съ землею раковины слизняковъ, которые когда-то жили въ морѣ и были покрыты пескомъ на его днѣ. По глинистому грунту степи бѣгаютъ большіе черные жуки, скатывающіе изъ навоза шарики и зарывающіе ихъ въ землю, и черные пауки — каракурты; укушеніе послѣднихъ причиняетъ страшную боль и иногда даже смерть. Очень распространены здѣсь тарантулы.

ис. 143. Калмыцій хурулъ (храмъ) близъ Астрахани, на берегу Ахтубы; постройка напоминаетъ китайскіе храмы загнутыми кверху крышами и высокими шпилями.

Рис. 143. Калмыцій хурулъ (храмъ) близъ Астрахани, на берегу Ахтубы; постройка напоминаетъ китайскіе храмы загнутыми кверху крышами и высокими шпилями.

Прикаспійскія степи по своей природѣ похожи на Туркестанскія. Населеніе здѣсь азіатское и ведетъ тотъ же кочевой образъ жизни, который ведетъ и населеніе Средней Азіи. Только по западной границѣ Астраханской губ. живутъ малороссы. По степямъ на востокъ отъ Волги до сихъ поръ кочуютъ калмыки. Они явились въ предѣлы Россіи позже другихъ кочевыхъ народовъ, именно въ царствованіе Петра Великаго. Раньше они жили въ южномъ Алтаѣ, но, тѣснимые китайцами, перекочевали въ Россію въ прикаспійскія степи, которыя съ тѣхъ поръ и называются калмыцкими. Небольшая часть калмыковъ, живущихъ въ Войскѣ Донскомъ, крестилась и приписана къ казакамъ, остальные сохранили свою ламайскую вѣру и имѣютъ духовенство, которое утверждается въ санѣ въ Тибетѣ. Кал-

Рис. 144. Пассажирскій пароходъ на Волгѣ.

Рис. 144. Пассажирскій пароходъ на Волгѣ.

мыки — типичные монголы. Скулы у нихъ выдающіяся, глаза поставлены косо, цвѣтъ тѣла смугло-темный. Одежда ихъ синіе халаты и мѣховыя шапки съ пуговками на макушкѣ. На своей первоначальной родинѣ они носили косы, которыя теперь стригутъ. Женщины ихъ, какъ и духовенство, носятъ красные халаты. Калмыки занимаются скотоводствомъ, перекочевываютъ съ мѣста на мѣсто по степи, но мѣста, на которыя они переходятъ, строго опредѣленныя. Степь раздѣлена на нѣсколько улусовъ и калмыки изъ одного улуса не могутъ переходить въ другой.

Рѣкъ въ степи нѣтъ, поэтому приходится пользоваться грязною и нерѣдко вонючею водою колодцевъ. Въ обыкновенномъ видѣ калмыки ее не пьютъ, а варятъ кирпичный чай (съ молокомъ, масломъ и солью), или приготовляютъ изъ молока кислый напитокъ айранъ. Калмыкъ, подобно другимъ монголамъ, никогда не моется и не моетъ своей посуды и одежды. Онъ весь пропитался непріятнымъ запахомъ водки, которую онъ гонитъ изъ испорченнаго молока. Среди калмыцкихъ степей кое - гдѣ стоятъ деревянные храмы — хурулы, что напоминаетъ монгольскія степи; вокругъ этихъ храмовъ въ бѣлыхъ юртахъ живетъ духовенство. Въ хурулахъ стоятъ идолы разныхъ ламайскихъ боговъ и изображенія ихъ святыхъ; передъ ними служатся молебны съ трубными звуками, рѣзкой игрой на кларнетахъ и пѣснопѣніями.

Калмыки дѣлятся на сословія. Между ними есть дворяне, владѣвшіе крѣпостными калмыками. Калмыки быстро бѣднѣютъ и многіе утверждаютъ, что они вымираютъ. Оспа среди нихъ производитъ страшныя опустошенія. Единственный лежащій по лѣвому берегу Волги улусъ Александровскій имѣетъ богатый каменный буддійскій храмъ съ дорогими металлическими идолами.

Другой кочевой народъ, живущій въ низовьяхъ Волги на лѣвомъ берегу ея — киргизы и близкіе къ нимъ кундровскіе татары. Этотъ народъ будетъ описанъ подробнѣе при обозрѣніи Туркестана. Киргизы — такіе же кочевники, какъ и калмыки, и живутъ въ такихъ же юртахъ изъ войлока, которымъ обтягиваютъ деревянный остовъ юрты. Но киргизы не монголы, а родственный татарамъ и туркамъ т. наз. тюркскій народъ. Киргизы, какъ и татары, исповѣдуютъ магометанскую вѣру, носятъ сходные съ татарскими халаты и тюбетейки на головѣ. Они чистоплотнѣе и подвижнѣе калмыкъ, при случаѣ не прочь пограбить и поразбойничать.

Совсѣмъ отличный по природѣ и по жизни уголокъ представляютъ самые берега Волги. Правый ея берегъ здѣсь не высокъ и лишенъ лѣса. По лѣвому берегу Волги тянутся на необъятныя пространства зеленые луга. Среди этихъ луговъ раскиданы заливаемыя во время половодья лѣса, т. наз. урема. Волга разливается здѣсь на многія версты. Разливы бываютъ поздно лѣтомъ, почему запаздываетъ и сѣнокосъ. Волга, съ самаго своего вступленія въ Астраханскую губернію, начинаетъ вѣт-

Рис. 145. Буксировка баржей на Волгѣ: колесный пароходъ ведетъ за собой на буксирѣ (на канатѣ) двѣ баржи.

Рис. 145. Буксировка баржей на Волгѣ: колесный пароходъ ведетъ за собой на буксирѣ (на канатѣ) двѣ баржи.

виться. Сперва отъ нея отходитъ протокъ, называем. Ахтуба, а затѣмъ раздѣляется на множество рукавовъ и протоковъ, образуя низменную заросшую высокими камышами и травами дельту. Эти мѣста славятся ловлею рыбы.

По волжскимъ протокамъ устроены т. наз. ватаги или постройки со складами для приготовленія рыбы впрокъ. Въ этихъ мѣстахъ ожидаютъ рыбу, когда она идетъ метать икру вверхъ по Волгѣ изъ Каспійскаго моря, и ловятъ во множествѣ. Здѣсь ловятъ осетровъ, севрюгъ, бѣлугъ и стерлядей, особенно же

Рис. 146. Топи въ низовьяхъ Волги; на жердяхъ развѣшаны рыболовныя сѣти.

Рис. 146. Топи въ низовьяхъ Волги; на жердяхъ развѣшаны рыболовныя сѣти.

много ловятъ тарани, которую здѣсь зовутъ воблою, судака и сельди. Много народа занимается ловлею и съѣзжаются сюда изъ многихъ приволжскихъ селъ. Одни ловятъ рыбу, другіе рѣжутъ, третьи солятъ. Бабы, одѣтыя въ мужскіе кожаные штаны, цѣлыми днями прыгаютъ въ бочкахъ, уминая въ нихъ плотно уложенныя и посоленныя сельди. Осенью ватаги пустѣютъ. Зимою выѣзжаютъ въ море бить тюленей. Не только на ватагахъ, но вездѣ по берегамъ и притокамъ Волги, преобладаетъ русское населеніе. Здѣсь живутъ большею частью такъ наз. астраханскіе казаки, потомки волжской вольницы.

Главный городъ здѣсь — Астрахань, торговый городъ. Въ окрестностяхъ ея разведены единственные на Волгѣ виноградники, дающіе хорошее вино. Хотя Астрахань и считается портовымъ городомъ, но лежитъ далеко отъ моря и къ ней за мелкостью рѣки не могутъ подходить морскія суда; ихъ перегружаютъ на рѣчныя баржи и пароходы около пристани «9 футъ» въ открытомъ морѣ. Другіе города края незначительны и похожи на бѣдныя деревни, таковы: Черный Яръ, Енотаевскъ и Красный Яръ.

Многія селенія Астраханской губерніи, основанныя по берегамъ рѣки Волги, смѣшанныя. Одна часть заселена татарами, другой конецъ русскими. Съ одной стороны высится колокольня церкви, съ другой—минаретъ мечети. Оба народа живутъ мирно, ссоръ почти не бываетъ и деревни Астраханской губерніи могутъ служить прекраснымъ примѣромъ того, что, если не разжигать нарочно религіозныхъ страстей и предразсудковъ, люди, исповѣдующіе эти различныя религіи, могутъ жить въ мирѣ и согласіи.

XIII. Финляндія и Прибалтійскій край.

Финляндія и Прибалтійскій край наиболѣе чуждыя по природѣ и по положенію области нашего отечества. Расположенная къ сѣверу отъ Финскаго залива, Финляндія представляетъ уже не равнину, а сглаженную когда-то покрывавшимъ ее ледянымъ покровомъ гористую страну. Вездѣ выступаютъ изъ-подъ почвы сошлифованныя и исцарапанныя глубокими шрамами гранитныя глыбы. Валуны раскиданы повсюду. Хорошіе суглинки лежатъ только въ низинахъ. Но большая часть низинъ между скалами заполнены здѣсь болотами, и по странѣ разсѣяно великое множество большихъ и малыхъ озеръ. Не даромъ Финляндію зовутъ страною тысячи озеръ. Самыя большія изъ этихъ озеръ — Пайене и Сайма. Изъ Саймы вытекаетъ рѣка Вуокса, образуя на пути своемъ въ Ладожское озеро водопадъ Иматру, привлекающій красотой своихъ пѣнящихся водъ многочисленныхъ пріѣзжихъ изъ Петербурга и изъ другихъ городовъ. Скалы Финляндіи покрыты до сихъ поръ хвойными еловыми и сосновыми лѣсами и природа ея представляетъ какъ бы продолженіе природы таежной полосы Россіи. Берега ея усѣяны множествомъ мелкихъ островковъ — шкеръ.

Напротивъ, лежащій къ югу отъ Балтійскаго моря, Прибалтійскій край болѣе ровенъ. Въ видѣ крутого берега, такъ называемаго глинта, обрываются здѣсь скалы надъ берегомъ моря, то усыпаннаго камнемъ, то покрытаго песчаными дюнами. Далѣе вглубь страна имѣетъ холмистый характеръ отъ нагроможденныхъ бугровъ валуннаго ледниковаго наноса, среди котораго, какъ и въ Финляндіи, раскиданы болота и озера, окаймленныя лѣсами. Нѣкоторыя мѣста здѣсь очень живописны, особенно такъ называемая Лифляндская Швейцарія.

Коренное населеніе здѣсь всегда были финны — къ сѣверу и эсты — къ югу отъ Балтійскаго моря. Финны Финляндіи были покорены шведами, финны, къ югу отъ Балтійскаго моря, равно какъ и южнѣе ихъ жившіе латыши, — нѣмцами, сдѣлавшими ихъ протестантами; нѣмцы и шведы навязали имъ много своихъ нравовъ и обычаевъ, но не смогли заставить забыть языкъ и любимыя привычки: баню, любовь къ музыкѣ, пѣсни о національныхъ герояхъ и т. п.

Финляндія занимаетъ сѣверо-западную часть Россіи; это гранитное плато, которое соединяетъ Скандинавскій полуостровъ съ материкомъ Европы. Населеніе ея, свыше 2,8 милліоновъ человѣкъ, благодаря выселенію въ Америку, увеличивается медленно. Оно состоитъ изъ финновъ и карелъ и небольшого количества шведовъ, лопарей и русскихъ.

Это наименѣе русская часть Европейской Россіи, какъ по языку, такъ и по нравамъ и строю жизни. Причиной этому исторія края и составъ ея населенія. Финляндія до Петра Великаго была частью Швеціи и шведы распространили свою религію и культуру среди населенія Финляндіи. Лишь юго-восточный уголъ Финляніи, такъ называемая старая Финляндія, отошелъ къ Россіи, какъ результатъ войны со Швеціей. Остальныя части страны, или такъ называемая новая Финляндія, были присоединены къ Россіи по договору, послѣ войны 1809 года, когда Финляндія была отторгнута отъ Швеціи и соединена съ Россіей. Потому Финляндія имѣетъ до сихъ поръ самостоятельное внутреннее управленіе и законодательство. Русскій государь является въ то же время и великимъ княземъ Финляндіи. Во главѣ управленія стоитъ назначаемый императорскою властью генералъ-губернаторъ, который предсѣдательствуетъ въ сенатѣ, высшемъ учрежденіи, вѣдающемъ внутреннее управленіе края. Законодательные вопросы рѣшаются сеймомъ, въ который избираются представители отъ всего населенія (не исключая и женщинъ) и который созывается по повелѣнію Императора. Такимъ образомъ въ историческомъ и административномъ отношеніи Финляндія представляетъ изъ себя нѣчто отдѣльное. По культурѣ шведская, страна эта послѣ національнаго движенія, возникшаго въ XIX вѣкѣ, стремится сдѣлаться финскою. Она уже освободилась теперь отъ шведскаго вліянія и перешла къ отрицанію всего шведскаго. Финны создали свою изящную литературу, выдвинули рядъ выдающихся писателей, сдѣлали громадные успѣхи въ живописи, архитектурѣ и музыкѣ, и теперь финскій языкъ является господствующимъ въ краѣ. Шведы, въ свою очередь, стремятся сохранить свою національность и въ этой борьбѣ въ Финляндіи нѣтъ мѣста для русскихъ вліяній, такъ какъ сами русскіе въ этой странѣ составляютъ ничтожное меньшинство, не играющее никакой роли въ жизни страны.

Громадное большинство населенія Финляндіи принадлежитъ къ крестьянскому сословію и занимается земледѣліемъ. Болѣе половины всей земли принадлежитъ крестьянамъ, остальная часть, за исключеніемъ очень небольшой площади дворянскихъ земель, находится въ рукахъ казны. Большинство крестьянъ — собственники и владѣютъ участками до 25, а немногіе даже до 100 десятинъ земли. Какъ и въ Россіи, въ Финляндіи господствуетъ трехполье; на сѣверѣ есть еще хозяйства съ подсѣчной, на югѣ съ плодоперемѣнной системой. Земледѣліе связано здѣсь съ большими затрудненіями. Годная для воздѣлыванія почва встрѣчается только въ котловинахъ между скалами, по берегамъ озеръ и болотъ, которыхъ здѣсь такъ много, что общая поверхность ихъ занимаетъ 39% всей поверхности, при чемъ на долю собственно озеръ приходится 11%. Годную для воздѣлыванія почву котловинъ можно подвергать обработкѣ лишь послѣ того, какъ произведена будетъ тщательная осушка ея и собраны съ поверхности всѣ валуны, препятствующіе распашкѣ. Но раньше еще необходимо вырубить лѣсъ, покрывающій здѣсь всю поверхность и скалъ и котловинъ. Несмотря на страшное лѣсоистребленіе, здѣсь до сихъ поръ еще 58% всей площади находится подъ лѣсомъ. Сырость воздуха и заморозки, отъ которыхъ особенно страдаютъ котловины, также не малая помѣха для здѣшняго земледѣлія. Для обработки полей до сихъ поръ употребляютъ соху, хотя коe-гдѣ и здѣсь ее начинаютъ замѣнять легкіе плуги и усовершенствованныя машины. Крестьяне живутъ зажиточно и опрятно. Строенія, какъ въ сосѣднихъ Швеціи и Норвегіи, выкрашены въ темно-красную краску; въ жилыхъ домахъ оконницы и углы бѣлые. Отдѣльные дворы расположены ближе другъ «къ другу, но не стоятъ тѣсно.

Важнымъ источникомъ доходовъ для населенія служатъ лѣсныя богатства страны. Лѣсъ сплавляется въ видѣ бревенъ къ морскимъ берегамъ. Здѣсь, на лѣсныхъ заводахъ, бревна превращаются въ доски и въ такомъ видѣ отправляются за границу.

Особенно городъ Або выдѣляется по количеству отправляемаго Мелкій лѣсъ рубится на дрова и отправляется въ Петербургъ. Большое значеніе имѣетъ также сидка дегтя и смолы.

Молочное хозяйство также развито въ Финляндіи. Молочные продукты частью потребляются на мѣстѣ, частью отправляются на вывозъ. Особенно много вывозится масла въ Лондонъ.

Изъ металловъ въ Финляндіи добывается олово, мѣдь, серебро и желѣзо, но въ небольшихъ количествахъ. Обрабатывающая промышленность развита мало. Преобладаютъ деревянныя издѣлія. Близъ Таммерфорса много льняныхъ и шерстяныхъ ткацкихъ фабрикъ. Въ южныхъ и западныхъ губерніяхъ приготовляются желѣзныя и стальныя издѣлія.

Только эсты и финны, изъ финскихъ народностей Россіи,

Рис. 147. Видъ мѣстности около Таммерфорса въ Финляндіи.

Рис. 147. Видъ мѣстности около Таммерфорса въ Финляндіи.

поднялись культурно настолько высоко и настолько сохранили свою національность, что имѣютъ свою литературу. Помимо современныхъ писателей, финны Финляндіи гордятся сборникомъ пѣсенъ, извѣстныхъ подъ именемъ Калевалы, гдѣ воспѣваются древніе герои народа, пѣвецъ Вейнемейненъ, кузнецъ Ильмариненъ и др., и описываются ихъ приключенія. Наподобіе нашихъ былинъ эти пѣсни распѣвались народными пѣвцами и поются еще и понынѣ среди кареловъ, у которыхъ ихъ собралъ ученый Леннротъ.

Характеръ финновъ сдержанный, молчаливый, но подъ вліяніемъ раздраженія финнъ вспыльчивъ и страстенъ. Финнъ гордъ, но гостепріименъ, къ иностранцамъ недовѣрчивъ. Финны исповѣдуютъ лютеранскую вѣру и очень религіозны. Самая распространенная и наиболѣе почитаемая у финновъ книга — Библія, (страницы 301 - 304 утрачены)

... властвовавшіе надъ нимъ, и теперь еще продолжаютъ играть большую роль въ управленіи внутренними дѣлами края, сохраняя свою организацію и привилегіи. Всѣ судебныя и полицейскія должности замѣщаются дворянами. Городскія сословія также состоятъ большею частью изъ нѣмцевъ. Это владычество отразилось на характерѣ порабощенныхъ народовъ. Латыши и эсты въ этомъ краю отличаются отсутствіемъ предпріимчивости и покорностью судьбѣ.

До сихъ поръ у эстовъ можно еще встрѣтить курныя избы съ глинянымъ или землянымъ поломъ безъ потолка и трубы крытыя соломой. Здѣсь, какъ вездѣ на сѣверѣ, гдѣ много воды и населеніе принадлежитъ главнымъ образомъ къ финскимъ племенамъ, преобладаютъ небольшія селенія и отдѣльные хутора. Но хозяйство здѣсь ведется лучше, чѣмъ въ чисто-русскихъ губерніяхъ; вводится постепенно четырехлѣтній сѣвооборотъ съ посѣвами картофеля, пользуются плугами для обработки земли и упорнымъ трудомъ добиваются улучшенія своей участи. Кромѣ земледѣлія, эсты занимаются рыбной ловлей на берегу Финскаго и Рижскаго заливовъ. Но господствующее занятіе здѣсь все-таки земледѣліе. Благодаря усовершенствованнымъ земледѣльческимъ машинамъ и удобренію почвъ не только навозомъ, но и различными туками и такъ называемой многопольной, плодоперемѣнной системѣ, край, несмотря на малоплодородную почву, производитъ хлѣба въ избыткѣ. Развитію скотоводства здѣсь помогаетъ изобиліе луговъ, которые въ краѣ занимаютъ 2/5 всей площади, тогда какъ подъ пашней находится только 1/4. Въ Эстляндіи преобладаетъ молочное хозяйство. Лѣсное хозяйство во всемъ краѣ поставлено образцово. Почти у каждаго помѣщика имѣется небольшой винокуренный заводъ. Что же касается до прочей промышленности, то она группируется, главнымъ образомъ, въ городахъ. Главнымъ промышленнымъ центромъ здѣсь является Рига. Старинная часть этого города носитъ чисто-средневѣковой характеръ съ узкими улицами, старинными, нѣмецкаго облика зданіями съ крутыми черепитчатыми кровлями, старинными кирками и ратушей. Изъ другихъ городовъ края назовемъ: Ревель, Перновъ и Балтійскій портъ.

Главнымъ городомъ Финляндіи является Гельсингфорсъ, гдѣ находятся высшія административныя учрежденія края и университетъ. Другими городами Нюландской губерніи будутъ: Котка, Ловиза, Ганге и крѣпость Свеаборгъ.

Або-Бьернеборгская губернія: гг. Або, Бьернеборгъ. Вазасская губернія: Ваза, Николайштадтъ.

Улеаборгская губернія: гг. Улеаборгъ, Торнео.

Куопіосская губернія: г. Куопіо.

Сенъ-Михельская губернія: г. С.-Михель.

Тавастгусская губернія: гг. Тавастгусъ, Таммерфорсъ.

Выборгская губернія—г. Выборгъ.

XIV. Бѣлорусско-Литовскій край и Польша.

Западная часть Европейской Россіи, начиная отъ Смоленской губ. до границъ Германіи и Австріи, занята уже не великорусскимъ племенемъ, но поляками, бѣлоруссами, литовцами и только на югѣ немного малороссами. Какъ по населенію, такъ и по своей природѣ, по растительности и климату, эти мѣстности представляютъ отличіе отъ центральной и южной Россіи. По устройству поверхности и по природѣ вся эта часть Россіи распадается на двѣ не сходныхъ области: Бѣлорусско-Литовское Полѣсье и ГІривислянскій край или Польшу. Только историческое прошлое, когда этотъ край объединялся подъ властью Польши, которая развивалась здѣсь какъ большое государство, связываетъ эти мѣстности общими чертами быта, религіи, культуры.

Литовско-Бѣлорусскій край занимаетъ низменности по верхнему теченію Днѣпра и его большихъ притоковъ — Березины и Припети и по верхнему теченію Западной Двины. Между этими низменностями проходитъ невысокая гряда холмовъ, служащая водораздѣломъ между Западной Двиной и Днѣпромъ. Гряда эта представляетъ отдѣльныя возвышенности и образована большимъ ледникомъ, оставившимъ на своемъ стаивающемъ концѣ эти ряды насыпанныхъ холмовъ съ цѣлой сѣтью небольшихъ озеръ, раскинутыхъ по всему краю. Только на востокѣ мѣстность поднимается по направленію къ средне-русской возвышенности, точно такъ же и на западѣ въ области Польши мѣстность выше. Получается, такимъ образомъ, родъ очень большой плоской котловины, вся поверхность которой отличается однообразной, плоской мѣстностью, по большей части съ песчаной почвою. Характерными особенностями этого края будетъ его обиліе влаги, безчисленныя небольшія рѣчки и озера, съ низкими болотистыми берегами, огромныя болота, захватывающія не только рѣчные берега, но и водораздѣлы, дѣлая ихъ совершенно незамѣтными, соединяя такимъ образомъ всѣ рѣчныя системы въ одну. Эти болота, повидимому, образовались отъ постепеннаго зарастанія мхомъ и травами многочисленныхъ озеръ. При этомъ получается очень однообразный характеръ растительности. Песчаныя болѣе сухія части покрыты хвойнымъ лѣсомъ, котораго здѣсь довольно много (до 40% всей мѣстности) и который только болотами, заросшими кустарниками и лозою, отодвигается на второй планъ. Эта область и получила названіе Полѣсья.

Вся картина мѣстности Полѣсья представляется удивительно однообразной и скучной; на десятки верстъ по ровной низменности, по болотистой почвѣ, тянутся лѣса, прерываемые болотистыми прогалинами. Дорога то идетъ по песчаной почвѣ, то по безконечнымъ гатямъ изъ валежника, проложеннымъ по болотамъ. Въ другія части Полѣсья даже и такого сообщенія нѣтъ, а приходится пробираться на лодкѣ. Весною же при вскрытіи рѣкъ сообщеніе иногда совершенно прекращается мѣсяца на два. Лѣса главнымъ образомъ хвойные и только мѣстами смѣняются лиственными.

Благодаря обилію болотъ и лѣсовъ, почва, пригодная для земледѣлія, занимаетъ едва одну четвертую часть, только уже на северѣ, въ бассейнѣ Западной Двины, почва суше и пахотныхъ земель гораздо больше. Большое количество болотъ создаетъ сырой, влажный климатъ, весна наступаетъ поздно, туманы очень часты; сырой, болотистый климатъ оказываетъ вредное вліяніе и на жителей.

Во всемъ этомъ краѣ, благодаря его недоступности, во многихъ мѣстахъ уцѣлѣли отдѣльные глухіе уголки, гдѣ сохраняются рѣдкія животныя и растенія, исчезнувшія въ другихъ частяхъ Россіи. Такъ, въ Бѣловѣжской пущѣ сохранились зубры, живущіе еще только на Кавказѣ. Эта же недоступность края оказывала вліяніе и на населеніе. Населеніе было какъ бы отрѣзано отъ остального міра, мало сообщалось между собою, а потому сюда очень медленно и очень поздно проникали культурныя вліянія. Дольше,чѣмъ въ другихъ мѣстахъ, здѣсь сохранялось язычество и до сихъ поръ населеніе отличается множествомъ суевѣрій.

Два племени населяютъ этотъ край — литовцы и бѣлоруссы. Бѣлоруссы занимаютъ большую часть по пространству, но самую плохую по почвѣ и климату; главнымъ образомъ ими заселено Полѣсье съ его болотистыми низинами. Здѣсь можно жить только на тѣхъ, болѣе сухихъ «островахъ», которые отдѣлены болотами не только отъ окружающаго міра, но и другъ отъ друга. Живя въ такихъ условіяхъ, бѣлоруссъ сохранилъ очень много чертъ быта и жизни, давно уже исчезнувшихъ въ другихъ мѣстахъ. На самый физическій типъ племени очень сильно повліяла нездоровая мѣстность и очень плохія условія жизни. Бѣлоруссъ небольшого роста, сутуловатый, медленно идетъ, сгорбившись, какъ бы придавленный всѣми невзгодами жизни; неповоротливый, вялый, онъ не проявляетъ ни жизненности ни смышлености. Есть что-то забитое въ немъ, выражающееся въ робкомъ взглядѣ. Самое названіе бѣлорусса онъ получилъ за преобладаніе бѣлаго цвѣта въ его одеждѣ, хотя и самъ типъ тоже по большей части соотвѣтствуетъ этому: это блондинъ съ блѣднымъ, нездоровымъ цвѣтомъ лица. Не только болотистый климатъ, но и дурное питаніе, главнымъ образомъ, вліяли на физическую слабость. Живетъ бѣлоруссъ очень бѣдно, въ тѣсныхъ, душныхъ избахъ, очень грязныхъ; вся обстановка, вся утварь сдѣлана своими средствами, очень неискусно, указывая на бѣлорусса, какъ на неважнаго мастера. Купить что-либо лучшее онъ не можетъ за недостаткомъ средствъ, а научиться, благодаря отрѣзанному положенію, негдѣ. Деревни Полѣсья тоже небольшія изъ наскоро построенныхъ, избъ, часто на дворѣ нѣтъ даже крытыхъ построекъ для скота и всѣ куры и свиньи ютятся въ той же избѣ, гдѣ и люди.

Духовный міръ бѣлорусса также бѣденъ: это міръ какихъ-то суевѣрій и предразсудковъ, уцѣлѣвшій здѣсь съ очень давнихъ временъ. Вся окружающая природа подавила бѣлорусса, онъ не могъ найти никакого объясненія явленіямъ ея, а густой, мрачный лѣсъ пугалъ его. Вѣра въ лѣшаго, въ вовкулака (оборотившагося въ волка человѣка), во всевозможныхъ злыхъ духовъ еще до сихъ поръ сильна у бѣлорусса, и этимъ страшнымъ міромъ злыхъ силъ онъ населяетъ свои болота и лѣса. Христіанство мало могло помочь, оно и проникло сюда очень поздно, да и самая недоступность края мѣшали здѣсь развиваться ему. Грамотность, образованность проникли сюда очень мало. Бѣлоруссъ — земледѣлецъ, но почва даетъ ему очень мало хлѣба и къ своему хлѣбу онъ примѣшиваетъ древесную кору, шелуху, солому. Больше дохода ему даютъ лѣса и озера. Сплавъ лѣса, гонка смолы, дегтя все же даетъ извѣстный заработокъ полѣшуку, особенно благодаря тому, что весной при разливѣ рѣчекъ плоты сплавляются на Березину и Припеть, а оттуда въ безлѣсныя степи низовья Днѣпра. Въ рѣчкахъ и озерахъ много рыбы, всякой дичи, что тоже привлекаетъ полѣшука; рыболовъ онъ довольно искусный. Промысловъ какихъ-нибудь бѣлоруссъ мало знаетъ, да и отсутствіе хорошихъ путей сообщенія совершенно препятствуетъ развитію кустарныхъ промысловъ.

Совсѣмъ другой характеръ представляютъ литовцы. Распадаются они здѣсь на собственно литовцевъ и жмудиновъ. Теперь литовцы населяютъ только западныя губерніи этой области, но когда-то давно они далеко распространялись по Германіи, откуда были вытѣснены нѣмцами. Теперь литовцы сильно измѣнились, такъ что трудно узнать въ нихъ ту «храбрую литву», какъ ихъ называли русскіе, съ которыми приходилось воевать и русскимъ, и полякамъ, и нѣмцамъ. Литовцы храбро отстаивали свои рощи и дубравы, побѣдить ихъ было очень трудно, только очень поздно и подъ совмѣстными усиліями трехъ сосѣдей Литва была покорена. Литовцы слились съ Польшей и образовали большое королевство; только послѣ этого сліянія литовцы принимаютъ христіанство. Отъ поляковъ они приняли католическое вѣроисповѣданіе и католиками остались и до сихъ поръ.

Литовцы — крѣпкій народъ, довольно рослый, и эта вѣковая борьба то съ врагами, то съ природой, сдѣлала ихъ и сильными и предпріимчивыми; сильное выселеніе въ другія страны, даже въ

Рис. 149. Бѣлорусская деревня; постройки бѣдныя, помѣщеній для скота почти нѣтъ

Рис. 149. Бѣлорусская деревня; постройки бѣдныя, помѣщеній для скота почти нѣтъ

Америку, за поисками лучшей судьбы, показываетъ энергію и предпріимчивость литовцевъ. Литовцы бѣлокурые, по большей части съ голубыми глазами, но видъ у нихъ здоровѣе, чѣмъ у бѣлорусса; одѣваются они тоже лучше, и въ костюмахъ сохранились своеобразные мѣстные покрои и украшенія какъ у мужчинъ, такъ и у женщинъ. Деревни литовцевъ тоже небольшія, но очень чистыя, избы хорошо выстроены; около избы, отдѣляя ее отъ улицы, разведенъ садикъ. Садовъ, которыхъ почти нѣтъ у бѣлоруссовъ, тутъ много; литовцы ихъ любятъ, а съ садами связаны пасѣки; когда-то литовскій медъ далеко славился своимъ качествомъ. теперь медъ варятъ мало, а пчелъ разводятъ для собственной надобности. Земли у литовцевъ мало, владѣніе подворное и общиннаго владѣнія нѣтъ. Вотъ, благодаря постояннымъ раздѣламъ семей, благодаря желанію какъ можно скорѣе освободиться и стать самостоятельно на ноги, получилось сильное дробленіе земли. Есть много литовцевъ, владѣющихъ меньше десятины, а иногда всего одной четвертью или восьмой. Такіе малоземельные или продаютъ, или отдаютъ внаймы свой надѣлъ, а сами или должны выселяться въ другіе края, или поступать въ работники. Часто такіе литовцы не имѣютъ своей избы, или имѣютъ гдѣ-нибудь на краю деревни, а вся деревня состоитъ изъ избъ зажиточныхъ крестьянъ и отличается опрятностью и благоустройствомъ. Этотъ классъ зажиточныхъ крестьянъ, съ большими надѣлами, ведетъ хорошо свое хозяйство, многое заимствуетъ отъ западныхъ сосѣдей — нѣмцевъ и поляковъ, домашнія издѣлія замѣняются фабричными и получается гораздо болѣе культурное населеніе. Чѣмъ дальше на западъ, ближе къ границѣ, тѣмъ эта культурность увеличивается.

Кромѣ земледѣлія, въ литовскихъ губерніяхъ развитъ еще лѣсной промыселъ и скотоводство. Фабричная промышленность развивается мало, отхожихъ промысловъ почти нѣтъ, кустарные промыслы развиваются слабо, потому безземельные литовцы только и находятъ заработокъ, что у помѣщиковъ и богатыхъ крестьянъ, или выселяются въ другія страны.

Бѣлорусско-Литовскій край, Польша вмѣстѣ съ южными губерніями малорусскими и частью степными составляютъ «черту еврейской осѣдлости». Такимъ образомъ еврейское населеніе здѣсь представляетъ очень интересный и характерный элементъ. Евреи могутъ жить только въ городахъ и мѣстечкахъ, въ селахъ они права постояннаго жительства не имѣютъ, а также не могутъ покупать землю внѣ городовъ и мѣстечекъ. Стиснутые такимъ образомъ въ города и мѣстечки, они образуютъ здѣсь мѣщанское населеніе, занимающееся, главнымъ образомъ, ремесломъ и торговлей. Очень характерной чертой дѣятельности еврейскаго населенія является факторство, дѣятельность исторически сложившаяся въ этомъ краѣ. Евреи сохранили свою религію, свой особый языкъ, и все это способствуетъ сильной обособленности населенія. Условія жизни мѣстнаго еврейскаго населенія очень тяжелыя, громадная работа очень скудно оплачивается, и за уплатой массы повинностей едва остается на жизнь. Живетъ еврейское населеніе бѣдно и грязно, очень скученно, сохраняетъ массу чертъ жизни и обычаевъ, рѣзко ихъ отличающихъ костюмомъ, пищею, праздниками отъ остального населенія.

Фабрично-заводская дѣятельность повела за собой развитіе городовъ, въ которыхъ она и сосредоточилась. Перерабатываютъ фабрики и заводы, главнымъ образомъ, продукты сельскаго хозяйства; винокуренные и крахмальные заводы встрѣчаются повсюду; есть обработка кожъ, а также и заводы, связанные съ обработкой дерева, лѣсопильные и спичечные; наиболѣе крупными промышленными городами являются Бѣлостокъ съ обработкой шерсти и Ковно — древняя столица Литвы.

 

Посмотреть оригинал